Общие сведения
266 0

Сколько статей в соборном уложении 1649. Структура и краткий анализ соборного уложения

Соборное уложение - первый в отечественной истории свод законов Российского государства, принятый 29 января 1649 года на Земском соборе, проходившем в 1648-1649 годах. Сам памятник не имеет заголовка, в предисловии называется просто «Уложенье». Вполне допустимо использование в качестве определений Уложение 1649 года, Уложение царя и других, употребляемых в исторической и юридической литературе как синонимы.

Причины составления Уложения

Созыв данного собора был вызван рядом восстаний, происходивших в русских городах. Самым сильным из них и опасным для власти было выступление в Москве в июне 1648 года. Взошедший на престол в 1645 году в 16-летнем возрасте юный царь Алексей Михайлович передал значительную часть власти и ответственности своему «дядьке»-воспитателю Б.И. Морозову. Тот не сумел наладить управление страной, которое было поражено коррупцией и произволом со стороны бояр, воевод, прочих чиновников. Со ссылкой на путешественника-иностранца XVII века А. Олеария, в исторической традиции московское восстание 1648 года нередко именуют «соляным бунтом», но это не отражает его настоящих причин, среди которых повышение цены на соль не было в числе основных. Выступившее население Москвы (посадские люди и стрельцы, холопы и дворовые) пыталось подать царю челобитную с жалобой на взятки, поборы и не правый суд со стороны лиц, находящихся у власти. Бунтовщики требовали отстранить и жестоко наказать особо ненавистных сановников из правительства, возглавляемого Морозовым. Стихийный мятеж стал облекаться в организованные формы с более четкими требованиями, когда к движению через несколько дней примкнули дворяне и другие служилые люди, собранные в столице для отправки на охрану южной границы. Они же вместе с верхушкой купечества перехватили инициативу переговоров с царем. Такое развитие событий поставило верховную власть в сложное положение. С одной стороны, служилые люди были привилегированным сословием и не были заинтересованы в продолжении бунта. С другой стороны, с их интересами и вооруженной силой нельзя было не считаться. Простое подавление выступления стало невозможным. 16 июля был созван Земский собор с участием выборных от дворян и торговых людей. Квинтэссенцией их требований стало предложение о составлении нового Уложения для приведения в порядок и совершенствования письменного законодательства.

Подготовка и принятие Уложения

Комиссию по подготовке предварительного текста Уложения возглавил ближний боярин царя и воевода князь Н.И. Одоевский (1605-1689). Есть все основания считать, что он был не номинальным главой, а реальным руководителем работы над текстом Уложения, как человек умный, твердый, авторитетный. В комиссию вошли еще два князя, боярин Ф.Ф. Волконский и окольничий С.В. Прозоровский, а также два дьяка, Г. Леонтьев и Ф.А. Грибоедов. Состав комиссии оказался весьма работоспособным и опытным, поскольку в сравнительно короткий срок (1,5 месяца) выполнил поставленную задачу. 1 сентября 1648 года, как и было намечено, Земский собор в расширенном составе делегатов возобновил работу, получив письменный проект Уложения. Работа собора велась в двух палатах. Одна включала царя, Боярскую думу и Освященный собор, то есть высших церковных иерархов. Другая называлась Ответной палатой, в ней преобладали дворяне и представители посадов. В предварительный текст вносились поправки как на заседаниях собора, так и в ходе продолжавшейся работы комиссии Одоевского над текстами коллективных челобитных, что привезли с собой на собор выборные в качестве наказов избирателей. Торопиться с решением вопросов законодательства заставляла обстановка в стране, которая оставалась тревожной и взрывоопасной. Зимой 1648-1649 года волнения в разных местах усилились. 29 января 1649 года составление и редактирование Уложения закончилось, оно было принято и подписано всеми членами собора. Эти подписи оставили 315 человек: патриарх Иосиф, 6 архиереев, 6 архимандритов и игуменов, протопоп Благовещенского собора - духовник царя, 27 членов Боярской думы (бояре, окольничие, печатник и думный дьяк), 5 дворян московских, 148 дворян городовых, 3 «гостя» - привилегированных купца, 12 выборных от московских сотен и слобод, 89 посадских людей из разных городов, 15 выборных от московских стрелецких «приказов»-полков.

Публикация Уложения

Подлинник Уложения представляет собой свиток, склеенный из 959 столбцов-«ставов». Длина свитка составляет 309 метров. Уложение хранится в настоящее время в Российском Государственном архиве древних актов в позолоченном «ковчеге», специально изготовленном для этой цели. На лицевой стороны записан текст, на обратной - стоят подписи. Использовать такой свиток для практических нужд почти невозможно. С него была сделана точная копия в виде рукописной книги и уже с нее осуществлялся типографский набор. Уложение 1649 года - первый печатный памятник русского права. Первое издание тиражом в 1200 экземпляров начали печатать 7 апреля, закончили 20 мая 1649 года. Несколько экземпляров было преподнесено царю, патриарху, боярам. Основная же часть тиража (до 90%) была пущена в продажу для учреждений и частных лиц. Впервые в истории России текст свода законов мог прочитать и даже приобрести каждый. Цена, правда, была высокой - 1 рубль. Открытость и доступность законодательства были одним из главных требований участников народных выступлений и Земского собора. Дело в том, что о законах можно было узнать только при устном оглашении их на площадях и в храмах, по рукописным текстам, в подлиннике или малом количестве списков, хранящихся в государственных учреждениях. По сути, чиновники обладали монополией на знание текстов законов, причем и сами были плохо информированы о них. Публикация Уложения печатным способом и массовым тиражом пресекала возможность сокрытия и фальсификации основных правовых норм, совершения самых вопиющих злоупотреблений по судебной части. Первый тираж не удовлетворил потребности органов власти и общественного спроса. Экземпляры, пущенные в свободную продажу, разошлись стремительно с 14 июня по 7 августа 1649 года. В декабре 1649 года вышло второе издание тем же тиражом в 1200 экз. и в ту же цену за 1 руб. Оно было распродано (в продажу на этот раз ушло свыше 98% тиража) с января 1650 года до августа 1651 года. Большой интерес к Уложению проявился за рубежом. Об этом говорят покупки его экземпляров иноземцами, переводы на латинский и французский языки в XVII веке, на немецкий и датский - в начале XVIII века.

Источники и содержание Уложения

Для составления Уложения были использованы различные источники: Судебник Ивана Грозного 1550 года, Литовский статут 1588 года, приговоры Боярской думы, коллективные челобитные дворян и посадских людей, указные книги Поместного, Земского, Разбойного и других приказов, в которых записывались поступавшие в эти учреждения законы и распоряжения. Использовались также отдельные нормы и положения из памятников византийского и церковного права, прежде всего, из Кормчей книги. В новом своде законов были разработаны вопросы государственного, церковного, хозяйственного, наследственного, семейного, договорного и уголовного права, судебно-процессуальные нормы. Всего в Уложение вошло 25 глав и 967 статей. Распределены они и названы следующим образом:

Глава I. А в ней 9 статей о богохульниках и о церковных мятежниках.

Глава II. О государской чести, и как его государское здоровье оберегать, а в ней 22 статьи.

Глава III. О государеве дворе, чтоб на государеве дворе ни от кого никакого бесчиньства и брани не было.

Глава IV. О подпищиках, и которые печати подделывают.

Глава V. О денежных мастерах, которые учнут делати воровские деньги.

Глава VI. О проезжих грамотах в иные государства.

Глава VII. О службе всяких ратных людей Московского государства.

Глава VIII. О искуплении пленных.

Глава IX. О мытах и о перевозах, и о мостах.

Глава X. О суде.

Глава XI. Суд о крестьянах, а в ней 34 статьи.

Глава XII. О суде патриарших приказных, и дворовых всяких людей, и крестьян, а в ней 3 статьи.

Глава XIII. О Монастырском приказе, а в ней 7 статей.

Глава XIV. О крестном целовании, а в ней 10 статей.

Глава XV. О вершенных делах, а в ней 5 статей.

Глава XVI. О поместных землях, а в ней 69 статей.

Глава XVII. О вотчинах, а в ней 55 статей.

Глава XVIII. О печатных пошлинах, а в ней 71 статья.

Глава XIX. О посадских людях, а в ней 40 статей.

Глава XX. Суд о холопах, а в ней 119 статей.

Глава XXI. Суд о разбойных и татиных делах, а в ней 104 статьи.

Глава XXII. А в ней 26 статей, указ за какие вины кому чинити смертную казнь, и за какие вины смертию не казнити, а чинити наказание.

Глава XXIII. О стрельцах, а в ней 3 статьи.

Глава XXIV. Указ о атаманах и о казаках, а в ней 3 статьи.

Глава XXV. Указ о корчмах, а в нем 21 статья.

Собственно новых норм в Уложении немного. Оно в основном приводило в порядок и в определенную систему существующее законодательство. Однако новые и существенно отредактированные нормы, включенные в состав Уложения, внесли очень существенный вклад в социальные, хозяйственные, правовые отношения, поскольку стали непосредственным ответом на события 1648 года, требования их участников, уроки, которые правящие круги вынесли из них. Основные из них сводятся к следующему. Законодательно церковь бралась под охрану и защиту государства, за хулу на церковь и веру полагалась смертная казнь. Одновременно подчеркивалась подконтрольность патриаршего суда светскому, все духовное сословие объявлялось подсудным Монастырскому приказу, духовенству запрещалось приобретать вотчины. Православные иерархи были недовольны введением подобных правил, а патриархНикон , хотя и подписал Соборное Уложение будучи новгородским митрополитом, после прихода к руководству русской церковью (1652) стал называть этот свод «проклятою» книгой, «дьявольским» законом. Определялся статус царя как самодержавного и наследного монарха, не только преступные деяния, но и преступные умыслы против которого жестоко наказывались. Было разработано понятие государственного преступления, за действия против царя, царской власти и ее представителей полагалась «смерть безо всякой пощады». Также крайне сурово наказывались изготовители фальшивых документов, печатей, денег. Вообще уголовное законодательство в Соборном Уложении отличалось средневековой жестокостью. В то же время оно провозглашало принципы беспристрастности и объективности при рассмотрении дел, предусматривало отвод судей и привлечение их к ответственности в случае оправдания виноватого или обвинения невиновного за «посулы»-взятки. Очень важными в социально-экономическом плане стали шаги по сближению двух форм землевладения, поместной и вотчинной, в числе которых было допущение наследования при определенных условиях поместий женами и детьми помещиков, обмена поместий на вотчины. Важнейшей нормой права стала отмена «урочных лет» - срока сыска беглых и самовольно ушедших от землевладельцев крестьян. Большинство историков полагают эту норму свидетельством окончательного закрепощения крестьян в России. За укрывательство беглых вводился штраф в 10 руб. Судебное представительство крепостных крестьян в имущественных спорах отменялось, поскольку их имущество стало рассматриваться как собственность помещика или вотчинника. В городах ликвидировались «белые», то есть частновладельческие, слободы и дворы, которые принадлежали патриарху, монастырям, боярам, другим вотчинникам и были свободными от государственных налогов. Все проживавшие в них теперь обязаны были «нести тягло», то есть платить подати и нести повинности, вместе с остальными горожанами. Само посадское население навечно прикреплялось к посадам и государеву тяглу. Как и крепостные крестьяне, посадские люди не могли самовольно покидать место жительства или менять род занятий. Вводился бессрочный сыск беглых посадских людей.

Значение Уложения

Соборное Уложение стало важнейшим событием и этапом в истории российского законодательства. В течении XVII века оно неоднократно пополнялось «новоуказными статьями» (в 1669 году - О татебных, разбойных и убийственных делах, в 1676/1677 годах - О поместьях и вотчинах и др.) В XVIII веке были предприняты попытки создать новое Уложение, для чего созывались специальные Уложенные Комиссии, закончившиеся безрезультатно. Соборное Уложение играло роль свода законов России (с многочисленными дополнениями и изменениями) в течение почти двух веков. Его текстом открывалось Полное собрание законов Российской империи, изданное в 1830 году. В большой мере его учли при разработке XV тома Свода законов Российской империи, который играл роль уголовного кодекса, вышел в 1845 году и назывался «Уложение о наказаниях».

К середине XVII в. обнаружились крупные сдвиги в экономике русского государства. Однако в основе общественной жизни по-прежнему был феодальный способ производства. Наличие барщины, рост натуральных и денежных оброков с крестьян; стремительное расширение дворянского землевладения - все это тяжелым бременем ложилось на плечи крестьян и способствовало усилению классовой борьбы. Вот в такой обстановке и появилось на светСоборное Уложение царя Алексея Михайловича - кодекс крепостничества.

В XVI в. широкое распространение получила поместная система, тесно связанная с барщиной, что способствовало усилению эксплуатации различных групп зависимого крестьянства. Увеличилось число побегов крестьян и холопов, возросли случаи насильственной запашки крестьянами земель и порубки лесов феодалов. Участились случаи прямого убийства крестьянами отдельных феодалов.

В официальных документах середины века настойчиво звучали жалобы на увеличение числа «разбойников», которые нападали на помещичьи деревни, уничтожали документы, где закреплялись права феодалов на земли и крестьян. Соборное Уложение 1649 г., выполняя требования дворянства, специально ввело гл. 11 «Суд о крестьянах», в которой были отменены урочные лета, сыск беглых крестьян стал бессрочным. Статьи 1, 2 гл. 11 гласили, что бежавший крестьянин разыскивался в течение всей жизни и возвращался вместе с детьми. За прием беглых устанавливалась санкция по 10 руб. в год за каждого крестьянина в пользу истца. Крестьянин по своему положению приближается все более и более к холопам. Статья 13 гл. 11 предоставила феодалу право разлучать родителей и детей, крепостных. Статьи 3,9, 34 гл. 11 указывают также на бесправие крестьян: «...Мужья дочерей, сестер и племянниц беглого крестьянина, не принадлежащие его законному хозяину, остаются у своего вотчинника или помещика».

В ст. 34 был ярко выражен взгляд на крестьянина как на вещь: «...Принадлежность его к тому или иному владельцу решалась жребием, проигравший помещик вознаграждался деньгами».

В ст. 7, 24, 34 гл. II проявляется тенденция к превращению личности крестьянина в товар.

«Если вотчинник купил вотчину вместе с беглыми крестьянами, которые должны быть возвращены их собственнику, то покупатель вправе требовать с продавца возмещения убытка. Убыток же не возмещается передачей покупателю равноценного «имущества» - крестьян продавца вотчины. Крестьянин становится таким товаром, на который установлена твердая цена - 4 руб., а имущество в среднем оценивалось в 5 руб. Из этого положения исходил суд, если невозможно было вернуть, крестьянина или его имущество на натуре или доказать его фактическую стоимость.

Статьи 10, 23 гл. 11 устанавливают ответственность за прием беглых крестьян, бежавших после Соборного Уложения 1649 г.

Землевладельцы, принимавшие беглых, были обязаны не только вернуть их, но и уплатить законному владельцу крестьян определенную сумму. При этом устанавливается судебный порядок («по суду и сыску») разрешения споров о возвращении крестьян.

Кроме гл. 11 «Суд о крестьянах», бесправное положение крестьян узаконено н другими статьями Уложения (ст. 94, 122, 235, 251,262 гл. 10, ст. 7 гл. 13, ст. 9, 14, 15, 37 гл. 19. ст. 47, 71 гл. 21, ст. 7 гл. 21). Эти статьи являются свидетельством полной зависимости крестьян от своих феодалов-землевладельцев.

«За убийство крестьянина феодал подвергался тюремному заключению, а в качестве возмещения убытков пострадавшему от потери крестьянина феодалу он отдавал из своего хозяйства лучшего крестьянина с женой и детьми».

По Соборному Уложению 1649 г. крестьянин окончательно был превращен в собственность владельца, который мог распоряжаться трудом, имуществом, самой личностью крестьянина и даже его семьей (ст. 18 гл. 11).

При изучении правового положения крестьян нужно иметь в виду, что Уложение, не вмешиваясь во многие отношения феодалов с крестьянами, оставляет полный простор для произвола вотчинников и помещиков. Так, например, в Уложении нет норм, регламентировавших размер крестьянских повинностей.

Законодательные нормы о крестьянах представлены в 17-ти наиболее важных разделах Уложения, о чем свидетельствует табл. 1.

Итак, 111 статей в 17 главах Уложения упоминают о крестьянах. Уложение вводит специальную гл. 20 «О кабальных холопах».

Институт холопства ведет свое начало со времени Древнерусского феодального государства. В «Русской Правде», Судебнике 1497 г. Царском Судебнике 1550 г. имеются упоминания о холопах.

Соборное Уложение сохраняет деление холопов на полных, докладных, старинных и кабальных, отличавшихся степенью зависимости. Все холопы, кроме кабальных, были «крепки» своим господам.в течение всей жизни и с семьей переходили по наследству родственникам умершего холоповладельца.

Основным источником пополнения кабальных холопов были незакрепощенные элементы общества. В статьях 7, 8, 16, 25 гл. 20 говорится этом. Купленные татары также пополняли холопов.

Вместе с тем Уложение строго регламентировало источники пополнения кабального холопства.

Так, кабала оформлялась только с 15 лет (ст. 20 гл. 20). Запрещалось закабалять верстанных и неверстанных детей боярских (ст. 2 гл. 20).

Кабальные холопы находились в зависимости у своих господ в течение срока, установленного кабальной грамотой. Дети кабального холопа по наследству не передавались.

Уложение 1649 г. всесторонне регламентировало процесс оформления зависимости по служилой кабале. Холопий приказ обязан был строго проверять место рождения, происхождение и род занятий холопов.

Лицу, ставшему кабальным холопом, выплачивалось «жалование» (ст. 78 гл. 20). Особенностью правового положения кабального холопа была зависимость от господина до его смерти (ст. 63 гл. 20). Запрещалось включать кабальных холопов в грамоты, передать их в приданое или по завещанию (ст. 61 гл. 20).

Экономической основой бесправия холопов в отличие от крестьян было отсутствие у них собственности.

Если в Уложении с крестьянами неразрывно связано понятие о «животах» (возврат крестьянина из бегов вместе с животами), то в отношении холопов это понятие предусматривало платье, в котором бежал холоп от господина (ст. 93 гл. 20). «А кто у кого поймается за холопа, и на том холопе за платье приведет его в Холопий приказ... то поличное платье отдавати истцом, а по суду и по сыску меж им указ учинить».

Уложение всесторонне регламентировало процесс оформления зависимости по служилой кабале и не создавало исключения из правил наследования кабальных холопов применением к ним старого принципа: по холопу - раба, по рабе - холоп (ст. 31 гл. 20). Брак кабального холопа на вольной женщине делал ее холопкой по мужу (ст. 85 гл. 20).

В процессе становления и развития Русского централизованного государства складывалось сословие посадских людей, живших на государевой земле и несших повинности в пользу государства. Посад был особой сферой приложения феодального права.

Соборное Уложение 1649 г. впервые в истории русского феодального законодательства посвятило посаду и посадским людям специальную главу 19. Они платили в пользу государя оброк с дворов, лавок, которыми владели, и несли ряд других повинностей, выражавшихся в постройке городских укреплений в предоставлении лошадей для гоньбы и т. д. Часть улиц и домов в посадах принадлежала частным, духовным и светским лицам - все эти слободы носили название белых слобод, или белых мест. Они освобождались от царского тягла, т. е. находились в привилегированном положении по сравнению с посадским тягловым населением.

Соборное Уложение урегулировало правовое положение посадского населения и прежде всего прикрепило его к данному посаду.

«Если дочь посадского человека или вдова уйдет из посада и выйдет замуж за кабального человека или крестьянина..., то они вместо с мужем и детьми возвращаются в посад и зачисляются в тягло (ст. 38 гл. 19). Статьи 94-97 гл. 19 определяли порядок возвращения в тяглое состояние посадских людей, а ст. 35-36 - правила ведения посадскими людьми торговых операций в городах.

Итак, закон о прикреплении посадских людей к посаду с запрещением его покидать получил в Уложении законченное выражение.

Посад замыкался в сословные рамки, неприкосновенность которых гарантировалась законом.

Главное внимание в Уложении уделялось закреплению привилегированного положения феодалов, четко представлена феодальная иерархия (ст. 91,93гл. 10) и зависимость от нее поместного оклада.

Соборное уложение 1607 года -- свод законов, изданный в период царствования Василия Шуйского. Имел целью пресечь массовое на тот момент бегство крестьян от землевладельцев в войско Ивана Болотникова. В Соборном уложении крестьянин ставился в полную крепостную зависимость от того, за кем записан в писцовой книге, срок сыска беглых устанавливался в 15 лет, выход за владения помещика полностью запрещался, а принятие чужого холопа облагалось крупным штрафом в царскую казну в размере 10 рублей. Согласно Сергею Фёдоровичу Платонову, соборное уложение 1607 года исторически является твёрдым началом крепостного права.

Уложение 1649 года содержит совокупность правовых норм о крестьянстве, определяющих его место в общественной структуре того времени. Целиком посвящена крестьянам XI глава - “ Суд о крестьянах ”, в ней собраны законы, регулирующие правовые взаимоотношения феодалов по вопросам владения крестьянами. Тем не менее, правовые нормы, касающиеся крестьян, не сводятся в Уложении только к положениям XI главы - в той или иной мере о крестьянах говорится в 17 главах из 25. В общей же сложности крестьянам посвящено 111 статей. Прежде всего, это означает, что роль крестьянства в общественной жизни России того времени была значительна - от его жизнедеятельности зависели многие сферы жизни феодального строя. Традиционно, значение Уложения в развитии крепостного права сводят к главе XI, а ее, в свою очередь, к норме об отмене урочных лет. В советской историографии этот вопрос рассматривался гораздо шире и глубже. Что же устанавливало своими нормами относительно крестьян Соборное Уложение 1649 года? Уложение признает незыблемой и постоянной крепостную зависимость по писцовым и переписным книгам, и силу этого отменило урочные годы, как противоречащие указанному назначению писцовых книг. Противоречие действительно было.

Как справедливо заметил Новосельский наличие указов об урочных годах “находилось в противоречии с установившимся признанием писцовых книг решающим документом в делах о крепостной зависимости крестьян”[ Новосельский А.А. “К вопросу о значении “урочных лет”. Сб. статей ”, М. 1952 г., стр. 182]. Соборное Уложение прямо говорит “А которые крестьяне и бобыли за кем записаны в переписных книгах...з женами и з детьми и со всеми животы, и хлебом... отдавать...тем людем, из-за кого они выбежат по переписным книгам, без урочных лет ” (XI, ст. 9). Наиболее крупной и радикальной нормой Уложения стал закон о наследственном (для феодалов) и потомственном (для крепостных) прикреплении крестьян, собственно говоря, отмена урочных лет была закономерным условием и следствием претворения этой нормы в жизнь (XI, ст.1,2). Основанием прикрепления как государственных, так и частновладельческих крестьян стали писцовые книги 1626 года(XI, ст.1). Другим основанием крепостной зависимости стали переписные книги 1646-1648 годов, которые учитывали мужское население крестьянских и бобыльских дворов любого возраста. На будущее значительно расширяется круг родственников крестьян и бобылей, на которых распространялась крепостная зависимость. Помимо жен и детей, в этот круг включались братья, племянники и внучата (XI, ст.9). Писцовые книги 20-х и переписные 40-х могли либо выступать независимо друг от друга, либо дополняли друг друга: крепостная принадлежность устанавливалась 1) по записи отцов в писцовых книгах, если дети почему-то не попали в переписные; 2) по записи в переписных книгах, если отцы не значились в писцовых (XI, ст. 11).

Важно отметить, что крепостное право включало в себя две формы прикрепления - к земле и к феодалу, на протяжении развития крепостного права соотношение этих форм менялось. На момент создания Уложения преобладала первая форма зависимости, что было связано с высоким удельным весом поместной системы в феодальном землевладении. Это находит свое отражение в нормах Уложения. Крестьянин выступает в нем как органичная принадлежность поместья и вотчины независимо от личности владельца. Это видно, прежде всего, в запрете переводить крестьян с поместья в вотчину, даже в пределах одного владения, запрет этот был распространен на крестьян, записанных в книгах за поместьями (XI, 30). Статья 31 XI главы запретила давать отпускные грамоты поместным крестьянам. Государство вынуждено было идти на такие меры, дабы “поместий не пустошити”. Мена земельных владений между феодалами допускалась только при условии равного состояния поместья или вотчины - пустое на пустое и жилое на жилое (XVI, 3,4,5). Признание экономической связи феодального владения и крестьянского хозяйства очевидно из защиты законом имущества крестьянина от произвола феодала. За грабеж крестьянского хозяйства предусматривалось наказание по предусмотрению царя (XVI, ст.45). Кроме того, крестьянин выступает в Уложении, как активно действующее в хозяйственном процессе лицо, он имеет право задержать чужую скотину, потравившую его хлеб или хлеб помещика, мог потребовать возмещения ущерба (X, ст. 208). С возникновением крепостного права объект собственности феодала становится комплексным - земля и сидящий на ней крестьянин. Собственность феодала на крестьянина в отличие от собственности рабовладельца на раба никогда не была полной, но объем ее менялся с развитием крепостного права. В середине XVII века крестьянин был уже объектом феодального права, круг правомочий феодала в отношении крестьянина был достаточно широк, вместе с тем крестьянин был наделен и определенными правами, как субъект права. В Уложении 1649 года обе эти взаимосвязанные стороны правового положения крестьянина нашли свое отражение. Своеобразным фокусом пересечения обязанностей и прав дворян в отношении крестьян своих служил закон, согласно которому дворяне “ за крестьян своих ищут и отвечают...во всех делах, кроме татьбы, разбою, поличного и смертных убийств ”(XII, ст. 7). Эта формула открывала широкий простор для внутривотчинного судопроизводства феодалов. Реальный же объем юрисдикции помещиков был гораздо шире и глубже определений, данных в законе. Вместе с тем сохраняющиеся права крестьян давали повод историкам не придавать значительной роли Соборному Уложению в закрепощении крестьянства. Характерна в этом отношении точка зрения В.О. Ключевского, который писал, что” Уложение отнеслось к крепостным крестьянам поверхностно, даже прямо фальшиво... “[ “Собрание сочинений в 9 томах”, т.3, стр.169]. Так, статья 3 главы XI говорит, будто “по нынешний государев указ заповеди не было, что никому за себя беглых крестьян не приимати ”, тогда как указ от 1641 года ясно говорит “Не принимай чужих крестьян и бобылей”. Почти вся XI глава Уложения трактует только о крестьянских побегах, не выясняя ни сущности крестьянской крепости, ни пределов господской власти и набрана с некоторыми прибавками из прежних узаконений, не исчерпывая, впрочем, своих источников. Вместе с тем Ключевский опровергает мнение о том, что крестьяне были достаточно правоспособной частью населения. Он говорил о том, что “личные права крестьянина не принимались в расчет, его личность исчезала в мелочной казуистике господских отношений”. Закон допускал также противоцерковное дробление семьи крестьянина: в случае женитьбы на беглой крестьянки, человек вместе с женой возвращался к ее владельцу, между тем как его дети, нажитые от предыдущих браков, оставались во владениях его господина (XI, ст.13). Что же касается защиты имущества крестьянина, как доказательства его правоспособности, то Ключевский говорил о том, что инвентарь крестьянина принадлежал ему не как правоспособному лицу, а как крестьянину, доказывая это тем, что в случае женитьбы на беглой крестьянке человек возвращался с ней к ее владельцу, при этом оставляя свое имущество своему прежнему землевладельцу (XI, ст.13).

Заканчивая краткий обзор Соборного Уложения 1649 года, и отмечая его роль в развитии крепостничества, следует отметить, что, несмотря на произвольное толкование некоторых статей разными авторами, сама суть этого документа не изменяется, и такие важнейшие нововведения, как отмена урочных лет (объявление бессрочного сыска беглых), закрепление потомственного (наследственного) характера крестьянской крепости и полным владением крестьянами помещиком были значительными, по своей важности, шагами государства в направлении к окончательному закрепощению крестьян и сближению их положения с положением рабов.

Соборное Уложение 1649 года явилось новым этапом в развитии юридической техники, оно стало первым печатным памятником права. До него публикации законов ограничивались оглашением их на торговых площадях и храмах, о чем обычно указывалось в самих документах. Появление печатного закона в значительной степени исключило возможность совершать злоупотребления воеводами и приказными чинами, ведавшими судопроизводством.

Соборное Уложение не имело прецедентов в истории русского законодательства. По объему оно может сравниться только со Стоглавом, но по богатству юридического материала превосходит его во много раз. Из памятников права других народов по юридическому содержанию Соборное Уложение можно сравнить с Литовским Статутом.

Соборное Уложение - первый в истории России систематизированный свод законов, т.к. заключает в себе материал относящийся ко многим отраслям права.

Оригинал Соборного Уложения представляет собой столбец длиной в 309 метров из 959 отдельных составов. Этот уникальный документ позволяет судить о работе над его составлением. По лицевой стороне столбца написан несколькими писцами текст Соборного Уложения. На обороте - 315 подписей участников Собора. По склейкам лицевой стороны скрепа думного дьяка И.Гавренева. Скрепы думных дьяков Ф.Елизарьева, М.Волошенинова, Г.Леонтьева и Ф.Грибоедова сделаны на оборотной стороне тоже по склейкам. Специальные пометы на столбце указывают источники той или иной статьи. В рукописи имеются поправки, пропущенные при переписке места восстановлены. К Уложению приложена “Опись поправкам”. В то же время в судебной практике этим столбцом не пользовались. С подлинного столбца была сделана рукописная книга-копия “слово в слово”, с которой были отпечатаны экземпляры Соборного Уложения. Абсолютно точно установить число отпечатанных книг пока не возможно, но в одном из документов приводится цифра - 1200 книг.

В отличие от предшествующих законодательных актов Соборное Уложение отличается не только большим объемом (25 глав, разделенных 967 статей), но и большой целенаправленностью и сложной структурой. Краткое введение содержит изложение мотивов и истории составления Соборного Уложения. Впервые закон делится на тематические главы, посвященные если не определенной отрасли права, то во всяком случае имеющие конкретный объем номирования. Главы выделены специальными заголовками: например, «О богохульниках и церковных мятежниках» (глава 1), «О государственной чести и как его государьское здоровье оберегать» (глава2). Такая схема построения глав позволяла их составителям придерживаться обычной для того времени последовательности изложения: от возбуждения уголовного до исполнения решения. Это вызывает серьезные затруднения при анализе Уложения по отраслям права и по объекту права.

Первые главы (1 - 9) и последние три (23 - 25) охватывают отношения, связанные с положением церкви (глава 1), высшей государственной власти (главы 2-3) и установленным порядком управления (главы 4-9, 23-25). Первая глава Уложения содержит правовые нормы “о богохульниках и церковных мятежниках” - самом страшном преступлении, по мнению законодателей 17 века, так как оно рассматривается даже раньше, чем покушение на “государьскую честь” и “государьское здоровье” (глава 2). За хулу на Бога и Бож ию Матерь, честный крест или святых угодников, согласно 1 статье 1 главы Уложения, виновного, независимо от его национальности, ждало сожжение на костре. Смерть грозила и всякому “бесчиннику”, воспрепятствующему служению литургии. За всякие производимые в храме бесчинства и беспорядки полагались также суровые наказания, от торговой казни до тюремного заключения. Но с 1 главой с ее 9 статьями узаконения по церковным вопросам не исчерпываются, они рассыпаны по всему тексту Уложения. И в дальнейших главах есть постановления о присяге для людей духовного и мирского чина, об ограничении прав иноверцев, о браке, об охране церковного имущества, о почитании праздников и т.д. Все эти меры были призваны защитить честь и достоинство церкви. Но содержались в Уложении и пункты, вызвавшие сильное недовольство церковной иерархии. Согласно главе 13 утверждался особый Монастырский приказ, на который возлагался суд в отношении духовенства и зависимых от него людей. Духовенство лишалось судебных привилегий, причем сделано это было по челобитным выборных людей. Существенному ограничению подвергалось и церковное землевладелие. Принадлежавшие церковным властям в городах, на посадах и около посадов слободы и вотчины были взяты «за государя в тягло и в службы безлетно и бесповоротно» (гл.19,ст.1). Далее, всем духовным лицам и учреждениям категорически запрещалось кА

ким-либо образом приобретать вотчины и мирским людям отдавать вотчины в монастыри (гл.17,ст.42). С точки зрения государства это способствовало дальнейшей централизации и укреплению самодержавной власти. Но положения нового кодекса вызвали сопротивления духовенства, т.к. Уложение лишало его, за исключением патриарха, судебных привилегий. В ведение Монастырского приказа передавались все церковные и монастырские земли.

Недовольный Уложением патриарх Никон называл его «беззаконной книгой», а первую главу Монастырского приказа – «Новым Лютером». В итоге напряженной борьбы, духовная власть одолела светсткую: в 1667 году упраздни Монастырский приказ.

Впервые в русском законодательстве Уложение выделяет специальную главу, посвященную уголовно-правовой защите личности монарха (гл.2). При этом подчеркивается, что даже умысел карается смертной казнью. Кроме того, определяются составы государственных, политических преступлений. Глава редко отделяет эти преступления от других «лихих дел», являясь «первой в истории русского законодательства кодификацией, в которой дана если не исчерпывающая, то все же относительно полная система государственных преступлений». Главе устанавливается состав каждого преступления, субъективная и объективная сторона стороны противогосударственных посягательств, обстоятельства, устраняющие наказуемость деяния, процессуальные нормы по этим делам, закрепляющие главенствующую роль розыска.

Следущая группа глав связана с “судом”, причем эти главы выделены как по субъекту, регулируемых отношений (гл.9 - суд о крестьянах, гл.10 - суд о посадских людях), так и по объекту (гл.17 - о вотчинах, гл.16 - о поместных землях). Некоторые авторы считают, что первые главы относятся к государственному праву, 10-15 - процессу, 16-20 - к вещному праву, 21-22 - к уголовному праву, 22-25 - добавочная часть: о стрельцах, о казаках, о корчмах и т.д. В первоначальном виде Уложение было снабжено перечнем статей, причем каждая имела свое собственное наименование. В последущие годы уложение дополнилось “новоуказными статьями”, важнейшие среди них: “Новоуказные статьи о разбойных и убийственных делах” 1669 года, “О поместьях” 1676 года, «О поместьях и вотчинах» 1677 года и т.д.

Статьи Соборного Уложения устанавливают правовое положении различных сословий и социальных групп общества: правовое положение крестьян устанавливают ст.ст. 1,5,12,16,32 главы 11; ст.13 главы 2; ст.ст. 94,235, 262 главы 10; ст. 7 главы 13; ст..ст. 9,15,37 главы 19. Из них видно, что Уложение окончательно закрепило полное закрепощение крестьянского выхода – отменялись «урочные лета» - срок для сыска беглых крестьян, после которого поиски прекращались и фактически сохранялась хоть малая возможность для выхода из крепостного состояния, пусть путем бегства. По Уложению розыск беглецов становился бессрочным, а за их укрывательство устанавливался штраф в 10 рублей. Тем самым крестьяне окончательно прикреплялись к земле и завершалось юридическое оформление крепостного права. Принятие этих норм отвечало интересам служилых людей, активно участвующих в третьем Соборе 1648 года. Но важно отметить, что по Уложению крестьяне обладали все же некоторыми сословными правами. Беглых крестьян категорически предписывалось возвращать вместе с их имуществом, тем самым признавались их имущественные права. Признанием личных прав являлось положение, согласно которому вступившие в брак в бегах крестьяне подлежали возврату владельцу только семьями. Но в целом крестьяне были почти совершенно бес

правны как в личной, так и в общественной жизни (ст.13 главы 2, ст.6 главы 9, ст.261 главы 10) и т.д. Надо учитывать, что Уложение, не вмешиваясь во многие отношения феодалов с крестьянами, оставляет простор для произвола вотчинников и помещиков: в Уложении нет норм, регламентирующих размеры крестьянских повинностей.

Если положение вотчинных, и особенно помещичьих, крестьян было гораздо тяжелее положения государственных крестьян, то в самом низу этой лестницы стояли холопы и кабальные люди (ст.8,16,27,35,63,85 главы 27). Холопы не имели личных и имущественных прав, хотя фактически они все чаще превращались в пашенных людей и зачислялись в тягло. Если сравнивать статьи о крестьянах и о холопах, то можно отметить, что положение крепостного крестьянина приблизилось к правовому положению холопа. В Уложении много внимания уделялось и некоторым социальным вопросам. В Смуте силой, обеспечившей конечную победу над внешними и внутренними врагами, были сословия служилых людей и жителей посадов. 16 и 17 главы были посвящены упорядочению запутанных в годы “московского разорения” земельных отношений. Кто-то тогда утратил крепости на свои владения, кто-то получил их от самозванцев. В новом законодательном своде устанавливалось, что вотчинами имеют право владеть только служилые люди и гости. Таким образом, собственность на землю становилась сословной привилегией дворянства и верхушки купечества. В интересах дворянства Уложение сглаживало разницу между условным владением - поместьем (на условии и на время службы) и наследственным владением - вотчиной. Отныне поместья можно менять на вотчины и наоборот. Челобитьям посадских людей удовлетворяла специально посвященная им 19 глава. Согласно ей посадское население обособлялось в замкнутое сословие и прикреплялось к посаду (кроме того, борясь с попытками уклониться от посадского тягла, Уложение лишило людей “черных сотен” - права перехода из города в город (ст.19,22,37,38 главы 19). Все жители посада должны были платить определенные подати и исполнять повинности в пользу государства. Из посада теперь нельзя было уйти, зато и войти можно было только при условии вступления в тяглую общину. Это положение удовлетворило требование посадских людей оградить их от конкуренции разных чинов людей, которые, происходя из служилых, духовных, крестьян, торговали и занимались разными промыслами близ посадов, в то же время не неся тягло. Теперь все, кто занимался торгами и промыслами, обращались в вечное посадское тягло. Одновременно свободные ранее от тягла “белые слободы” (обеленные, т.е. освобожденные от податей и повинностей государству), принадлежавшие светским феодалам и церкви, безвозмездно прикреплялись к государевым посадам. Подлежали возвращению на посады все ранее ушедшие оттуда. Их предписывалось “свозити на старые их посадские места, где кто живал наперед сего, безлетно и бесповоротно”. Но это зафиксированное законом положение не было до конца реализовано на практике и весь 18 век посадские люди продолжали ходатайствовать о ликвидации “белых мест”, расширении городских территорий, запрещении крестьянам заниматься торгами и промыслами.

Главное внимание Уложение уделяет феодалам. Оно закрепило привиллегированное положение представителей господствующего класса (ст.1 главы 9, ст.27,30,90, главы 10, ст.1 главы 11) и т.д. Из текста Уложения видно, какие группы населения должны быть отнесены к феодалам-землевладельцам (ст.1 главы 9, ст.1 главы 11, ст.41-45,66 главы 16). Ряд статей подтверждает монопольное право феодала владеть землей с крестьянами (ст.46 главы 16), устанавливает их привилегии (ст.5,12,92,133,135 главы 10, ст.16,56 главы 18,9 и 22) и их обязанности нести “государеву службу” (ст.7,19 главы 7, ст.69 гл. 16, ст.2 гл. 20). Основная часть феодалов называлась “служилые люди”, хотя в их состав входили далеко не все феодалы, и не только феодалы, но и стрельцы, казаки, пушкари и т.д., не имевшие ни крестьян, ни поместий, ни вотчин, и получавшие за службу денежное и хлебное жалование и некоторые льготы. Уложение как кодекс феодального права защищает право частной собственности, и прежде всего, собственность на землю. Основными видами собственности феодалов на землю были вотчины (ст.13,33,38,41,42,45

главы 17) и поместья (ст.1-3,5-8,13,34,51 главы 16). Уложение делает серьезный шаг в направлении приравнивания правового режима поместий к режиму вотчин, это касалось широких кругов феодалов, в особенности мелких. Не случайно глава о поместьях стоит раньше в законе главы о вотчинах.

Приравнивание поместий к вотчинам шло по линии преимущественно предоставления помещикам права распоряжения землей. До сих пор правом собственности на землю обладали по существу только вотчинники (но и их права были несколько ограничены, что сохранилось и в Уложении), однако в принципе вотчинник обладал необходимым элементом права собственности - правом распоряжения имуществом. По-иному обстоит дело с поместьем: в прежние годы помещик был лишен права распоряжения, а порой - и права владения землей (это было в том случае, если помещик покидал службу). Соборное Уложение внесло в это дело существенные изменения: прежде всего оно расширило право помещика на владение землей - теперь помещик, вышедший в отставку, сохранял право на землю, и хотя ему не оставляли прежнего поместья, но давалось по определенной норме так называемое прожиточное поместье - своеобразная пенсия. Такую же пенсию получала и вдова помещика, и его дети до определенного возраста.

Право распоряжения поместьем по Соборному Уложению проявлялось в разрешении так называемой сдачи прожиточного поместья, в возможности обмена поместья, в том числе и на вотчину. Что касается вотчин, то их можно было продавать почти неограниченному кругу феодалов, и статьи, посвященные “государевым дворцовым и черным” землям, раскрывали положение царя как крупного феодала.

В Уложении много статей, охраняющих другие многочисленные объекты хозяйствования феодалов, а также и торгово-ремесленного населения. В 10 главе есть статьи и по другим вопросам гражданского права. Все обязательственное право в Уложении тесно связано с уголовным, за неисполнение многих договоров грозило уголовное наказание.

Большое внимание уделено уголовному праву (гл.1-5,10,21,22 и др.) и процессу. По сравнению с предыдущим законодательством, Уложение предусматривает больше случаев применения публичного уголовного преследования (ст.31 главы 21, ст.14 главы 22). В карательной политике четко выступают черты права-привилегии (ст.90,92 главы 10, ст.10 главы 22). Общее понятие преступления остается прежним, но можно отметить развитие представлений о его составе. Усложняется система преступлений. Совокупность норм о них, предусмотренных Уложением, впервые приобретает характер именно системы. На первое место ставятся наиболее опасные для феодального общества преступления: против церкви, государственные преступления, против порядка управления (первые главы Уложения). Далее идут преступления против личности, имущественные преступления, хотя четкое разграничение по объекту преступления в систематизации не всегда выдерживается. Одним из обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, признавались действия, напоминающие необходимую оборону и крайнюю необходимость (ст.105,200,201,283 главы 10, ст.88-89 главы 21, ст.21 главы 22). Усложняется и система наказаний. Наказание повышается при наличии квалифицирующих обстоятельств (ст.90 главы 21, ст.1,2,16 главы 25).

В процессуальном праве усиливается тенденция к расширению сферы розыска, хотя суд по объему подсудности все еще на первом месте. Утверждается значение судебных документов, устанавливаются правила поведения в суде и т.д.

Уложение включает в себя развитие всех отраслей права того времени. Целые главы посвящены административному и финансовому праву. Широко трактуются гражданские права - собственности, договоров, наследования. Статьи Соборного Уложения не дают полного представления о вопросах, связанных с государственным устройством, фор

мой правления, организацией аппарата государства и т.д., но есть статьи, позволяющие судить о механизме государства 17 века. Кроме того, Уложение закрепляет процесс усиления царской власти, свойственный сословно-представительной монархии и отражающий тенденцию к перерастанию в монархию абсолютную. Статьи, касающиеся Боярской Думы, дают некоторое представление о ее роли в государстве 17 века (ст.2 главы 10).

В Уложении есть сведения и об административных должностях (воеводы, дьяки, подьячие, целовальники, головы, мытники и т.д.), об отдельных местных учреждениях, об административно-территориальных единицах, о военной (гл.12), судебно-карательной (гл.11,12,13), финансовой (гл.9) системе, о церковном и монастырском аппарате (гл.1,12,13).

Соборное Уложение удовлетворило основные сословные требования дворянства и частично его союзников - верхушки посада, ознаменовало собой первый систематизированный свод законов, охватывающий почти все отрасли права, и явилось завершающим этапом в процессе становления единого Российского государства.

Появление Соборного Уложения было непосредственно результатом народных восстаний первой половины 17 века, основу которых составляли движения крепостных крестьян, и необходимостью составления единого всероссийского закона, поскольку казуальный характер присущий предшествующему законодательству становился неэффективным. Требовалось ясность и точность формулировок закона

В начале века устои крепостного государства были потрясены крестьянской войной под руководительством Болотникова. В дальнейшем антифеодальные движения не прекращались. Крестьяне выступали против непрерывно усиливавшейся эксплуатации, увеличения повинности, углубления их бесправия. Активными участниками народных, особенно городских, движений 17 века были и холопы. В середине 17 века борьба достигла особой остроты. В Москве летом 1648 г. произошло крупное восстание. Поддержанные крестьянами, восстания носили антифеодальный характер. Среди наиболее популярных лозунгов был протест против произвола и вымогательств администрации. Но в целом Уложение получило ярко выраженный дворянский характер. Важно отметить, что критика действовавшего законодательства раздавалась и из рядов самого господствующего класса.

Таким образом, создание Соборного Уложения с социально-исторической точки зрения явилось следствием острой и сложной классовой борьбы и непосредственным результатом восстания 1648 года. В таких непростых условиях был созван Земский собор который принял решение о разработке нового свода законов – Соборного Уложения.

Потребность в новом своде законов, усиленная приказными злоупотреблениями, можно считать главным побуждением, вызвавшим новый свод и даже частью определившим его характер.

Источниками Соборного Уложения послужили: Судебники 1497 г. и 1550 г. Указные книги приказов царские указы приговоры Боярской Думы постановления Земских соборов литовское и византийское законодательство.

Составить проект Уложения было поручено особый кодификационный комиссии из 5-ти человек, из бояр кн. Одоевского и Прозоровского, окольничего князя Волконского и двух дьяков, Леонтьева и Грибоедова. Три главных члена этой комиссии были думные люди, а значит, этот “приказ князя Одоевского с товарищами”, как он называется в документах, можно считать комиссией думы, он был учрежден 16 июля. Тогда же решили собрать для рассмотрения принятия проекта к 1 сентября Земский собор. Следует отметить, что Земской Собор 1648-1649 года был крупнейшим из всех, какие созывались в период существования в России сословно-представительной монархии. К 1 сентября 1648 года в Москву были созваны выборные “из всех чинов” государства, служилых и торгово-промышленных посадских; выборные от сельских или уездных обывателей, как от особой курии, не были призваны. С 3 октября царь с духовенством и думными людьми слушал составленный комиссией проект Уложения. Затем государь указал высшему духовенству, думным и выборным людям закрепить список Уложения своими руками, после чего оно с подписями членов Собора в 1649 году было напечатано и разослано во все московские приказы и по городам в воеводские канцелярии для того, чтобы “ всякие дела делать по тому Уложению”.

Удивительна быстрота принятия кодекса. Все обсуждение и принятие Уложения в 967 статей заняло всего чуть больше полугода. А ведь следует учитывать, что на комиссию была возложена огромная задача: во-первых, собрать, разобрать и переработать в цельный свод действующих законов, разновременные, не соглашенные, разбросанные по ведомствам, также следовало нормировать случаи, не предусмотренные этими законами. Кроме того, необходимо было знать общественные нужды и отношения, изучить практику судебных и административных учреждений. Такая работа требовала долгих лет. Но Соборное Уложение решили составить ускоренным ходом, по упрощенной программе. Уже к октябрю 1648 года, точнее в 2,5 месяца, было изготовлено к докладу 12 первых глав, почти половина всего свода. Остальные 13 глав были составлены, выслушаны и утверждены в думе к концу января 1649, когда закончилась деятельность комиссии и всего собора и Уложение было закончено в рукописи. Быстроту, с которой было составлено Уложение, можно объяснить тревожными вестями о мятежах, вспыхивавших вслед за июньским бунтом, кроме того, ходили слухи о готовившемся новом восстании в столице, не говоря уже о необходимости создания нового кодекса. Поэтому и торопились с составлением Уложения.

    Структура Уложения

Соборное Уложение 1649 года явилось новым этапом в развитии юридической техники. Появление печатного закона в значительной мере исключало возможность совершать злоупотребления воеводами и приказными чинами,

Соборное Уложение не имело прецедентов в истории русского законодательства. Соборное Уложение - первый в истории России систематизированный закон.

В литературе его нередко, поэтому называют кодексом, но это юридически не верно, поскольку Уложение заключает в себе материал, относящийся не к одной, а ко многим отраслям права того времени. Это скорее не кодекс, а свод законов

В отличие от предшествовавших законодательных актов Соборное уложение отличается не только большим объемом (25 глав , разделенных на967 статей ), но и большей целенаправленностью и сложной структурой. Краткое введение содержит изложение мотивов и истории составления Уложения. Впервые закон делился на тематические главы. Главы выделены специальными заголовками: например, “О богохульниках и церковных мятежниках” (глава 1), “О государьской чести и как его государьское здоровье оберегать” (глава 2), “О денежных мастерех, которые учнут делати воровские денги” (глава 5) и т.д. Такая схема построения глав позволяла их составителям придерживаться обычной для того времени последовательности изложения от возбуждения дела до исполнения судебного решения.

    Поместное и вотчинное землевладение

Уложение как кодекс феодального права защищает право частной собственности, и прежде всего, собственность на землю. Основными видами собственности феодалов на землю были вотчины (ст.13,33,38,41,42,45 главы 17 ) и поместья (ст.1-3,5-8,13,34,51 главы 16 ). Уложение делает серьезный шаг в направлении приравнивания правового режима поместий к режиму вотчин, это касалось широких кругов феодалов, в особенности мелких. Не случайно глава о поместьях стоит раньше в законе главы о вотчинах.

Приравнивание поместий к вотчинам шло по линии преимущественно предоставления помещикам права распоряжения землей. До сих пор правом собственности на землю обладали по существу только вотчинники (но и их права были несколько ограничены, что сохранилось и в Уложении), однако в принципе вотчинник обладал необходимым элементом права собственности - правом распоряжения имуществом. По иному обстоит дело с поместьем: в прежние годы помещик был лишен права распоряжения, а порой и права владения землей (это было в том случае, если помещик покидал службу). Соборное Уложение внесло в это дело существенные изменения: прежде всего оно расширило право помещика на владение землей - теперь помещик, вышедший в отставку, сохранял право на землю, и хотя ему не оставляли прежнего поместья, но давалось по определенной норме так называемое прожиточное поместье - своеобразная пенсия. Такую же пенсию получала и вдова помещика, и его дети до определенного возраста.

В этот период получают юридическое закрепление сложившиеся ранее три основных вида феодального землевладения. Первый вид -собственность государства или непосредственно царя (дворцовые земли, земли черных волостей). Второй вид -вотчинное землевладение . Будучи условной собственностью, на землю, вотчины имели все же иное правовое положение, чем поместья. Они передавались по наследству. Существовало три их вида: родовые , выслуженные (жалованные) и купленные . Законодатель заботился о том, чтобы число родовых вотчин не уменьшалось. В связи с этим предусматривалось право выкупа проданных родовых вотчин. Третий вид феодального землевладения - поместья , которые давались за службу, главным образом военную. Размер поместья определялся служебным положением лица. Поместье не могло передаваться по наследству. Феодал пользовался им до тех пор, пока служил.

Различие в правовом положении между вотчинами и поместьями постепенно стиралось. Хотя поместье не передавалось по наследству, его мог получить сын, если он нес службу. Было установлено, что, если помещик умер или покинул службу по старости либо болезни, то он сам или его вдова и малолетние дети могли получить часть поместья на «прожиток». Соборное Уложение 1649 г. разрешило производить обмен поместий на вотчины. Подобные сделки считались действительными при следующих условиях: стороны, заключая между собой меновую запись, обязывались эту запись представить в Поместный приказ с челобитной на имя царя.

    Уголовное право по Уложению

В области уголовного права Соборное Уложение уточняет понятие “лихое дело”- деяние, опасное для феодального обществ; разработанное еще в Судебниках. Субъектами преступления могли быть какотдельные лица , так игруппа лиц . Закон разделял их на главных и второстепенных, понимая под последними соучастников. В свою очередь соучастие может бытькак физическим (содействие, практическая помощь и т.д.), так иинтеллектуальным (например, подстрекательство к убийству- глава 22 ). В связи с этим субъектом стал признаваться даже холоп, совершивший преступление по указанию своего господина. От соучастников закон отличал лиц,только причастных к совершению преступления : пособников (создававших условия для совершения преступления), попустителей, недоносителей, укрывателей. Субъективная сторона преступления обусловлена степенью вины: Уложение знает деление преступлений наумышленные , неосторожные ислучайные . За неосторожные действия совершивший их наказывается также, как за умышленные преступные действия. Закон выделяет смягчающие иотягчающие обстоятельства . К первым относятся: состояние опьянения, неконтролируемость действий, вызванная оскорблением или угрозой (аффект), ко вторым - повторность преступления, совокупность нескольких преступлений. Выделяютсяотдельные стадии преступного деяние : умысел (который сам по себе может быть наказуемым), покушение на преступление и совершение преступления. Закон знает понятие рецидива (совпадающее в Уложении с понятием “лихой человек”) и крайней необходимости, которая является ненаказуемой, только при соблюдении соразмерности ее реальной опасности со стороны преступника. Нарушение соразмерности означало превышение необходимой обороны и наказывалось. Объектами преступления Соборное Уложение считало церковь, государство, семью, личность, имущество и нравственность.

Система преступлений

1)Преступления против церкви,2)государственные преступления,3)преступления против порядка управления (намеренная неявка ответчика в суд, сопротивление приставу, изготовление фальшивых грамот, актов и печатей, фальшивомонетчиство, самовольный выезд за границу, самогоноварение, принесение в суде ложной присяги, ложное обвинение), 4)преступления против благочиния (содержание притонов, укрывательство беглых, незаконная продажа имущества, обложение пошлинами освобожденных от них лиц), 5) должностные преступления (лихоимство (взяточничество, вымогательство, неправомерные поборы), неправосудие, подлоги по службе, воинские преступления), 6) преступления против личности (убийство, разделявшееся на простое и квалифицированное, побои, оскорбления чести. Не наказывалось убийство изменника или вора на месте преступления), 7) имущественные преступления (татьба простая и квалифицированная (церковная, на службе, конокрадство, совершенное в государевом дворе, кража овощей из огорода и рыбы из садка), разбой, совершаемый в виде промысла, грабеж обыкновенный и квалифицированный (совершенный служилыми людьми или детьми в отношении родителей), мошенничество (хищение, связанное с обманом, но без насилия), поджог, насильственное завладение чужим имуществом, порча чужого имущества), 8) преступления против нравственности (непочитание детьми родителей, отказ содержать престарелых родителей, сводничество, “блуд” жены, но не мужа, половая связь господина с рабой).

Наказания по Соборному Уложению

Для системы наказаний были характерны следующие признаки: 1)индивидуализация наказания : жена и дети преступника не отвечали за совершенное им деяние, но сохранился институт ответственности третьих лиц - помещик, убивший крестьянина, должен был передать понесшему ущерб помещику другого крестьянина, сохранялась процедура “правежа”, в значительной мере поручительство походило на ответственность поручителя за действия правонарушителя (за которого он поручался), 2)соловный характер наказания , выражающийся в различии ответственности разных субъектов за одни и теже наказания (например, глава 10 ), 3)неопределенность в установлении наказания (это было связано с целью наказания - устрашением). В приговоре мог быть не указан вид наказания, а если и был указан, то был неясен способ его исполнения (“наказать смертью”) или мера (срок) наказания (бросить “в тюрьму до государева указа”), 4)множественность наказания - за одно и то же преступление могло быть установлено сразу несколько наказаний: битье кнутом, урезание языка, ссылка, конфискация имущества.

Цели наказания :

Устрашение и возмездие, изоляция преступника от общества была второстепенной целью. Следует отметить, что неопределенность в установлении наказания создавала дополнительное психологическое воздействие на преступника. Для устрашения к преступнику применяли то наказание, которое он желал бы для оклеветанного им человека. Публичность наказаний и казней имела социально-психологическое значение: многие наказания (сожжение, утопление, колесование) служили как бы аналогами адских мук.

В Соборном Уложении применение смертной казни предусматривалось почти в60 случаях (даже курение табака наказывалось смертью) . Смертная казнь делилась наквалифицированную (колесование, четвертование, сожжение, залитие горла металлом, закапывание живьем в землю)и простую (повешение, отсечение головы). Членовредительские наказания включали : отсечение руки, ноги, урезание носа, уха, губы, вырывание глаза, ноздрей. Эти наказания могли применяться как дополнительные или как основные. Увечащие наказания, кроме устрашения, выполняли функцию обозначения преступника. К болезненным наказаниям относилось сечение кнутом или батогами в публичном месте (на торгу). Тюремное заключение, как специальный вид наказания, могло устанавливаться сроком от 3дней до 4 лет или на неопределенный срок. Как дополнительный вид наказания (или как основной) назначалась ссылка (в монастыри, крепости, остроги, в боярские имения). К представителям привилегированных сословий применялся такой вид наказания, как лишение чести и прав (от полной выдачи головой (превращения в холопа) до объявления “опалы” (изоляции, острокизма, государственной немилости). Обвиненного могли лишить чина, права заседать в Думе или приказе, лишить права обращаться с иском в суд. Широко применялись имущественные санкции (гл.10 Уложения в 74 случаях устанавливала градацию штрафов “за бесчестье” в зависимости от социального положения потерпевшего). Высшей санкцией этого вида была полная конфискация имущества преступника. Кроме того, в систему санкций входили церковные наказания (покаяние, епитимья, отлучение от церкви, ссылка в монастырь, заточение в одиночную келью и т.д.).

    Органы осуществляющие правосудие

Центральные судебные органы: суд царя, боярская дума, приказы.Правосудие могло осуществляться как единолично, так и коллегиально.

    «Суд» и «розыск» по Уложению

Судебное право в Уложении составило особый комплекс норм, регламентировавших организацию суда и процесса. Еще более определенно, чем в Судебниках здесь происходило разделение надве формы процесса : ”суд” и “розыск”. В законодательстве того времени все еще отсутствовало четкое разграничение между гражданско-процессуальным и уголовно-процессуальным правом. Однако различались две формы процесса - состязательный (суд) и следственный (розыск), причем последний приобретал все большее значение. Глава 10 Уложения подробно описывает различные процедуры “суда”: процесс распадался на суди “вершение”, т.е. вынесения приговора. “Суд” начинался (Глава X. ст.100-104) с “вчинания”, подачи челобитной жалобы . Затем происходил вызов приставом ответчика в суд. Ответчик мог представить поручителей. Ему предоставлялось право дважды не явиться в суд по уважительным причинам (например, болезнь), но после трех неявок он автоматически проигрывал процесс (Глава X. ст. 108-123 ). Выигравшей стороне выдавалась соответствующая грамота.

Доказательства , используемые и принимаемые во внимание суда в состязательном процессе, были многообразны:свидетельские показания (практика требовала привлечения в процесс не менее20 свидетелей ), письменные доказательства (наиболее доверительными из них были официально заверенные документы), крестное целование (допускалось при спорах на сумму не свыше 1 рубля), жребий. Процессуальными мероприятиями, направленными на получение доказательств, были“общий” и “повальный” обыск : в первом случае опрос населения осуществлялся по поводу факта совершенного преступления, а во втором - по поводу конкретного лица, подозреваемого в преступлении. Особымвидом свидетельских показаний были: ”ссылка на виноватых” и общая ссылка . Первое заключалось в ссылке обвиняемого или ответчика на свидетеля, показания которого должны абсолютно совпасть с показаниями ссылающего, при несовпадении дело проигрывалось. Подобных ссылок могло быть несколько и в каждом случае требовалось полное подтверждение.Общая ссылка заключалась в обращении обеих спорящих сторон к одному и тому же или нескольким свидетелям. Их показания становились решающими. Своеобразным процессуальным действием в суде стал так называемый “правеж”. Ответчик (чаще всего неплатежеспособный должник) регулярно подвергался судом процедуре телесного наказания, число которых равнялось сумме задолжностей (за долг в 100 рублей пороли в течении месяца). “Правеж” не был просто наказанием - это была мера, побуждающая ответчика выполнить обязательство: у него могли найтись поручители или он сам мог решиться на уплату долга. Судоговорение в состязательном процессе было устным, но протоколировалось в “судебном списке”. Каждая стадия оформлялась особой грамотой.

Розыск или “сыск” применялся по наиболее серьезным уголовным делам. Особое место и внимание отводилось преступлениям, в которых затрагивался государственный интерес . Дело в розыскном процессе могло начаться с заявления потерпевшего, с обнаружения факта преступления (поличного) или с обычного наговора, неподтвержденного фактами обвинения – “язычная молва”). После этого в деловступали государственные органы . Потерпевший подавал “явку” (заявление), и пристав с понятыми отправлялся на место преступления для проведения дознания. Процессуальными действиями был “обыск”, т.е. допрос всех подозреваемых и свидетелей. Вглаве 21 Соборного Уложения впервые регламентируется такая процессуальная процедура, как пытка. Основанием для ее применения могли послужить результаты “обыска”, когда свидетельские показания разделились: часть в пользу обвиняемого, часть против него. В случае, когда результаты “обыска” были благоприятными для подозреваемого, он мог быть взят на поруки. Применение пытки регламентировалось: ее можно было применять не более трех раз , с определенным перерывом. Показания, данные на пытке (“оговор”),должны были быть перепроверены посредством других процессуальных мер (допроса, присяги, “обыска”). Показания пытаемого протоколировались.

Гражданское право по Соборному Уложению 1649 г.

Право собственности определяется как господство лица над имуществом. Исследователи сходятся во мнении, что право собственности по Уложению должно быть уважаемо всеми и защита этого права дозволяется только судом, а не собственной силой. В крайних случаях Уложение допускает применение силы для защиты имущества. С этой же целью запрещалось самовольное управление чужим имуществом, самовольное завладение чужой собственности и признание права через суд.

Соборное Уложение защищало право частной собственности на землю.

Добавить комментарий