Благоустройство и ремонт
707 0

Отдали жизнь за Родину. О потерях советских генералов и адмиралов в годы Великой Отечественной войны

К числу первых мероприятий Высшего Военного Совета после заключения Брестского мира относится создание так называемой завесы или Западной завесы. В современной литературе не без основания пишется об этой завесе как важнейшем фронте Советской республики в период с весны - лета 1918 г. Ее создание совпало с формированием Красной Армии на добровольческих началах 71. К создателям завесы относят М.Д.Бонч-Бруевича, а к ее руководителям также и ряд других бывших генералов - В.Н.Егорьева, Д.П. Парского, А.А. Самойло, К.К. Баиова, П.П. Сытина, А.А. Свечина, В.В. Чернавина, А.В. Шварца, Б.В. Геруа, А.В. Новикова, Н.Г. Семенова 72.

В начале сентября 1918 г. Высший Военный Совет был упразднен, а его штаб переформирован в Штаб Революционного военного совета Республики, новый орган созданный 6 сентября, осуществлявший непосредственное руководство армией и флотом, а также всеми учреждениями военного и морского ведомств. В состав руководства Реввоенсовета, наряду с другими, вошли два бывших полковника - И.И. Вацетис и С.С Каменев, один адмирал В. Альтфатер и ни одного бывшего генерала. Но зато Полевой штаб возглавляли бывшие генералы Н.И. Раттэль, Ф.В. Костяев, М.Д. Бонч-Бруевич и П.П. Лебедев. В современной литературе, со ссылкой на А.А.Брусилова, даже пишется, что П.П. Лебедев, вступивший в Красную Армию в 1918 г. «являлся, по сути дела, подлинным организатором и руководителем армии » 73.

В 1918 г. в состав Красной Армии вступило значительное число бывших генералов

Помощником начальника Полевого штаба был бывший генерал Г.Н. Хвощинский, начальниками управлений Генштаба бывшие генералы В.И. Михайлов, М.М. Загю, начальниками отделов - бывшие генералы В.А. Афанасьев, С.М. Волков, Н.Г. Мыслицкий, С.Н. Савченко, К.М. Ушаков, среди помощников начальников отделов был и бывший генерал В.К Петерсон, а среди начальников отделений генералы А.А.Незнамов, С.К. Сегеркранц. Инспектором снабжения при начальнике Полевого штаба был бывший генерал Н.А. Сулейман. И это, не считая работавших там же ряда офицеров 74.

Вообще, в 1918 г. в состав Красной Армии вступило значительное число бывших генералов. Так, в мае этого года добровольно вступил в Красную армию бывший генерал-лейтенант, который в 1917 г. был избран командиром 9-го армейского корпуса А.Е. Снесарев, известный путешественник и ученый-востоковед. Он первоначально станет военным руководителем Северо-Кавказского военного округа, примет участие в обороне Царицына, затем будет командовать Западной армией, а с лета 1919 г. возглавит Академию Генштаба. В 1928 г. он станет Героем Труда 75.

Еще раньше, в марте 1918 г. вступил в Красную Армию уже упоминавшийся Ф.Ф. Новицкий, участвовавший в Русско-японской и Первой мировой войнах. Он был генерал-майором, командиром корпуса, а в Красной Армии занимал ряд командных должностей. Во время Великой Отечественной войны Ф.Ф.Новицкий был преподавателем Военной академии им. Фрунзе. Его старший брат В.Ф. Новицкий дослужился до генерал-лейтенанта. В Красную Армию он тоже вступил добровольно, в октябре 1918 г. Преподавал в Военной академии, а в 1922 г. являлся военным экспертом советской делегации на Гаагской конференции. В.Ф. Новицкий оставил ряд крупных работ по военной истории, из которых особенно выделяется его двухтомник по истории Первой мировой войны 76.

Генерал от инфантерии Н.А. Данилов командовавший на Северо-Западном фронте армией тоже вступил в Красную Армию в 1918 г. Он станет профессором Военной академии РККА, а в начале 30-х гг. будет инспектором штаба РККА. В этом же году, в феврале месяце вступил в Красную Армию и генерал-майор А.А. Самойло, начальник штаба 10-ой армии. В Гражданскую войну он будет командовать армией и затем Восточным фронтом. Он скончался в 1963 г. в возрасте 94 лет, прожив более других старых генералов, служивших в Красной Армии. А.А. Самойло оставил подробные воспоминания, где, среди прочего, писал: «Переход мой на службу Советской власти волне отвечал и моим политическим убеждениям » 77.

В марте 1918 г. в Красную Армию добровольно вступил генерал-майор начальник штаба одного из фронтов Первой мировой войны А.А. Свечин, ставший видным советским военным теоретиком и военным историком. Он был поначалу помощником начальника Петроградского укрепленного района, затем на различных штабных должностях. С октября 1918 г. А.А. Свечин преподаватель Академии Генштаба и затем и председатель Военно-исторической комиссии по использованию опыта Первой мировой войны. Также в марте месяце того же года вступил в Красную Армию и генерал - майор Ф.В. Костяев, который был назначен начальником штаба Псковского района, а несколько позднее, осенью 1918 г. стал начальником штаба Северного фронта. Позднее он был на преподавательской работе и подготовил ряд работ по военной истории и теории.

В 1918 г. перешли на сторону Советской власти бывшие генералы П.П. Лебедев, Д.Н. Надежный, А.В. Станкевич, В.И. Селивачев и многие другие. Переходили старые генералы в Красную армию и в 1919 г. Одним из них был генерал от инфантерии А.М. Зайончковский участник Русско-японской и Первой мировой войны, во время которой последовательно командовал дивизией, корпусом и армией. Во время службы в Красной Армии был начальником штаба армии, а с 1922 г. являлся профессором Военной академии РККА. Зайончковский - известный специалист по военной истории, автор работ по истории Крымской войны и Первой мировой войны. В том же 1919 г. в Красную армию вступил и бывший военный министр Временного правительства А.И. Верховский. Он тоже был участником Русско-японской и Первой мировой войны. После Февральской революции он, командующий войсками Московского военного округа был противником корниловского мятежа. Его последний чин в старой армии генерал-майор. После перехода на сторону Советской власти был на штабных должностях, а также на научной и преподавательской работе. В 1922 г. был одним из военных экспертов советской делегации на Генуэзской конференции. Вообще, в свое время считалось, что весной 1919 г. в Красной Армии всего насчитывалось немногим более 200 бывших генералов и около 400 бывших полковников и подполковников 78.

Известен переход бывших генералов на сторону Советской армии и в более позднее время. В 1920 г. вступил в Красную армию один из самых выдающихся полководцев России того времени А.А. Брусилов. Он еще был участником Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. В Красной армии он был председателем Особого совещания при главнокомандующем Вооруженными Силами Республики, затем становится инспектором кавалерии Красной Армии. С 1924 г. Брусилов состоял при РВС СССР для особо важных поручений79. Вообще, в связи с нападением весной 1920 г. на Советскую Россию Польши последовал новый этап вступления в Красную Армию бывших генералов и офицеров. Такие генералы как А.А. Брусилов, А.М. Зайончковский, В.Н. Клембовский, А.Е. Гутор и другие обратились с воззванием «Ко всем бывшим офицерам, где бы вы ни находились », в котором призывали «добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию… » 80. На это обращение и последовавшую волну нового вступления в Красную Армию, как известно, отреагировал В.И. Ленин, подчеркнувший, что «даже бывшие царские генералы признают несправедливыми притязания Польши и идут помогать нам » 81.

Необычно сложилась судьба генерал - лейтенанта Я.А. Слащева. Первую мировую войну он закончил в чине полковника, затем был активным участником белого движения, командовал бригадой, дивизией, корпусом. Был одним из белых руководителей Крыма. Однако в августе 1920 г. вступил в конфликт с Врангелем и был отстранен от командования корпусом. Уже в эмиграции он публично выступил против Врангеля, был судим и разжалован в рядовые. В конце 1921 г. вернулся в Советскую Россию, получил амнистию, затем был преподавателем на известных курсах командирского состава «Выстрел». Благодаря обращению Слащева к бывшим солдатам и офицерам белой армии многие из них вернулись на родину. Вообще, только из Генерального штаба генералов, перешедших на сторону Советской власти, кого мы еще не назвали, следует упомянуть генералов от инфантерии Д.В. Баланина, П.С. Балуева, Л.Н. Бельковича, Н.П. Михневича, В.А. Олохова, А.А. Поливанова, Д.С. Шуваева. Кроме того, были значительные группы генералов от кавалерии, генерал-лейтенантов, генерал-майоров, список которых приводится в монографии А.Г. Кавтарадзе - лучшем и по сей день исследовании по данной проблеме, написанном сыном одного из военных специалистов 82.

Особый разговор об инженерных кадрах старой армии и военно-морского флота, а также об артиллеристах. В литературе отмечается, что в артиллерии процент генералов-дворян был еще выше, чем в других родах войск и достигал 98%. К Октябрьской революции основная масса офицеров-артиллеристов отнеслась с недоверием 83. Но еще в октябре 1917 г. Всероссийская конференция представителей заводов единогласно избрала временным директором - распорядителем бюро съезда начальника 2-го отдела технических артиллерийских заведений генерал-майора В.С. Михайлова. В 1918 г. он избирается начальником Главного артиллерийского управления, а в 1919 г. становится директором-распорядителем Центрального правления артиллерийских заводов 84. В.М. Михайлов - автор весьма примечательной монографической работы «Очерки по истории военной промышленности».

Примечательно и то, что 23 февраля 1918 г. вступила в ряды Красной Армии в полном составе Михайловская артиллерийская академия. Во главе Инспекции артиллерии был поставлен генерал Ю.М. Шейдеман, находившийся на этой должности до 1921 г. Более того, перейдя на строну Советской власти, продолжало свою работу почти полностью в дореволюционном составе Главное артиллерийское управление. В мае 1919 г. всего в нем работало 29 генералов и всего 184 бывших офицера 85. С Советской властью сотрудничали и некоторые другие генералы, служившие по инженерной части: Н.Г. Высочанский, В.Н. Деханов, Н.В. Шульга 86. Военными инженерами были бывшие генералы В.П. Апышков, М.А. Богдановский, К.И. Величко, Н.Л. Кирпичев, В.А. Пыхачев, А.А. Саткевич, И.П. Ставицкий, С.А. Цабель, А.В. Шварц, А.П. Шошин, В.В. Яковлев 87. По данным современных исследователей, потенциал военспецов-артиллеристов был использован даже более полно, чем в Белой армии 88.

С Советской властью сотрудничал также и ряд видных военно-морских деятелей. Кроме уже упоминавшегося контр-адмирала В.М. Альтфатера, участника Первой мировой войны, помощника начальника Морского генштаба, первого командующего Морскими силами Советской республики, следует упомянуть и ряд других адмиралов. Контр-адмирал А.В. Немитц, демократические взгляды которого проявились еще во время революции 1905-1907 гг., когда он отказался участвовать в расстреле революционных матросов, в конце 1917 г. был командующим Черноморским флотом и перешел на сторону Советской власти вскоре после Октябрьской революции. Интересно, что во время Гражданской войны он одно время принимал участие в сухопутных военных действиях, являясь начальником штаба Южной группы войск 12 армии под командованием И.Э.Якира. Эта группа проделала известный в истории Гражданской войны Южный поход, план которого был разработан прежде всего Немитцем. Затем он вернулся во флот и с 5 февраля 1920 по 22 ноября 1921 гг. являлся командующим Морскими силами Советской республики. Впоследствии был преподавателем военных академий 89.

Интересно сложилась судьба М.В. Иванова, участника Первой мировой войны, капитана 1-го ранга, с лета 1917 г. ставшего командиром 2-ой бригады крейсеров Балтийского флота. 27 октября 1917 г. по старому стилю он становится членом Верховной морской коллегии, затем 4 ноября назначается также товарищем морского министра, а 7 ноября он уже управляющий Морским министерством. 21 ноября (4 декабря) того же года 1-ый Всероссийский съезд военного флота постановил присвоить М.В. Иванову «за преданность народу и революции» чин контр-адмирала. Это было первое такое присвоение после Октябрьской революции. Он провел большую работу по налаживанию работы Морского министерства уже в условиях Советской власти. В дальнейшем работал в штабе Южного фронта, инспектор войск ВЧК, занимался охраной морских границ Страны Советов. В 1936 г. М.В. Иванов стал Героем Труда. Также в 1917 г. перешел на сторону Советской власти капитан первого ранга Е.А. Беренс, ставший в ноябре того же года начальником Морского Генштаба. С 24 апреля 1919 по 5 февраля 1920 он командовал морскими силами республики 90. Беренс был еще участником Русско-японской войны, плавал штурманом на легендарном крейсере «Варяг», на борту которого воевал в известном сражении у Чемульпо. Вначале 20-х гг. он состоял для особо важных поручений при Революционном Военном Совете Республики, а в 1924 г. был военно-морским атташе СССР в Англии и Франции.

Роль старых генералов в Гражданской войне была, несомненно, весьма значительна. Некоторые из них - А.А. Самойло, П.П. Лебедев, В.А. Ольдерогге, Д.Н. Надежный, П.П. Сытин, В.Н. Егорьев, Д.П. Парский командовали фронтами. Они же командовали армиями. Кроме того, армиями также командовали бывшие генералы А.А. Балтийский, М.Н. Васильев, Н.А. Жданов, Е.А. Искрицкий, А.В. Новиков, С.И. Одинцов, А.К. Ремезов, А.Е. Снесарев, Н.В. Хенриксон, В.В.Чернавин. Бывшие генералы еще чаще служили начальниками штабов фронтов и армий, а также находились и на других командных должностях. По-разному сложилась их судьба. От рук белых кроме генерала А.А. Таубе пали А.В. Станкевич, А.П. Николаев, А.В. Соболев. Известно, что А.В. Станкевич, добровольно вступивший в Красную Армию в 1918 г. и командовавший там 55-ой стрелковой дивизией из-за предательства начальника штаба этой дивизии бывшего генерала А.А. Лаурица был захвачен в плен белогвардейцами и на предложение перейти на их сторону ответил категорическим отказом. А.В. Станкевич был ими повешен, но тогда же в 1919 г. по постановлению Реввоенсовета был перезахоронен на Красной площади. В 1920 г. он посмертно был награжден орденом Красного Знамени.

Похожая судьба ожидала и бывшего генерала А.В. Соболева, командовавшего 7-ой стрелковой дивизией и награжденного орденом Красного Знамени в 1919 г. В феврале следующего, 1920 г. он тоже был захвачен в плен белыми и, отказавшись перейти к ним на службу, был расстрелян. Другой бывший генерал-майор А.П. Николаев, командовавший бригадой попал, в плен к белым в мае 1919 г., также за отказ перейти к ним на службу был ими убит. В 1920 г. он посмертно был награжден орденом Красного Знамени. А бывший генерал-лейтенант А.П. Востросаблин, перешедший на сторону Советской власти в 1918 г., скончался после тяжелого ранения в 1921 г.

Некоторые бывшие генералы погибли в боях Гражданской войны или как Д.П. Парский скончались от болезней. Известны и некоторые примеры ухода к белым. Кроме уже указанных случаев можно упомянуть измену первого начальника Всероссийского Главного Штаба генерал-лейтенанта Н.Н. Стогова, перешедшего на сторону белых и затем игравшего заметную роль в эмиграции 91. К белым перебежал и один из руководителей военной разведки бывший генерал П.Ф. Рябиков 92. Были и такие, кто подвергся репрессиям конца 20-х гг., например, В.С. Михайлов, Н.Г. Высочанский, В.Н. Деханов, Н.В. Шульга. В литературе приводится статистика арестов 1930-1931 гг. в ходе так называемой операции «Весна». Тогда было арестовано 20 бывших генералов, а всего 172 бывших военных специалистов. Некоторые из них были даже расстреляны. Но большинство получило небольшие сроки, а некоторые были вообще отпущены. Впоследствии ряду видных артиллеристов, в том числе и арестованных по делу «Весна» будет присуждена Государственная премия 93.

Еще больше военных специалистов подверглись репрессиям 30-х гг. - А.Е. Снесарев, А.А. Свечин, А.И. Верховский и др. Но известны и бывшие генералы, которые прожили большую жизнь и умерли естественной смерть. Советскими генерал - лейтенантами стали М.Д. Бонч-Бруевич, Н.Ф. Дроздов, А.А. Игнатьев, Ф.Ф. Новицкий, А.А. Самойло, а вице-адмиралом А.В. Немитц. А.В. Немитц скончался на 88 году жизни в 1967 г. и видимо был последним ушедшим из жизни старых генералов и адмиралов, связавших свою судьбу с Красной Армией. Любопытно, что называя наиболее авторитетных и признанных лидеров советской военной элиты 20-х гг., и выделяя семерку командиров, современный автор С.Т. Минаков упоминает, наряду с М. Тухачевским и С. Буденным, А. Брусилова, А. Снесарева, А. Зайончковского, А. Свечина и П. Лебедева, то-есть пять генералов 94. Оставляя в стороне и сомнительный термин элита, применительно к руководителям Красной Армии и конкретную семерку (автор не включает в ее состав М.В.Фрунзе, признавая, однако, его военный талант и то, что он был выдающимся военачальником 95) нельзя не признать несомненный авторитет в Красной Армии ряда старых генералов, снискавшими к себе уважение своими несомненными деловыми и человеческим качествами.

С точки зрения сохранения собственной жизни служить у красных тоже было перспективнее

В целом говоря о военных специалистах Красной Армии нужно учитывать как общее их число, так и удельный вес по отношению к бывшему офицерскому корпусу старой армию. В литературе было принято считать, что в Красной Армии служило примерно 75 тыс. военных специалистов. Из них - 775 бывших генералов, 980 полковников, 746 подполковников 96. Если учесть, что в октябре 1917 г. весь офицерский корпус старой армии составлял примерно 250 тыс. человек, то в Красную Армию вступило около 30%. Это очень большой процент, учитывая социальный характер Октябрьской революции и то, что потомственные дворяне среди генералов составляли 87,5%, штаб-офицеров - 71,%, а обер-офицеров - 50,4% 97. В 1913 г. процент дворян среди генералов был еще выше, составляя среди генералов 89,2%, штаб-офицеров - 72,6%, обер-офицеров - 35-50% 98. В последнее время в литературе стали фигурировать и несколько иные данные о числе военных специалистов в Красной Армии. С. Волков оперирует общей цифрой в 276 тыс. офицеров, включая и тех, кто к моменту Октябрьской революции не вернулся в строй. У белых по его мнению было 62%, большевиков соответственно только 19 - 20%, но без учета взятых в плен бывших белых офицеров, 5-6% служило в армиях новообразованных государств и только 10% не участвовало по разным причинам в Гражданской войне. Он также произвел подсчеты потерь среди офицерского корпуса. По его мнению в рядах белых погибло свыше 60% офицеров, свыше 10% у красных, 4-5% в национальных армиях и 22-23% пали жертвами антиофицерского террора 99.

Какие цифры ближе к истине - А. Кавтарадзе или С. Волкова, сказать трудно. Необходимы новые, беспристрастные и основательные подсчеты. Во всяком случае, если в Красной Армии было только 20% прежнего офицерства, а к ним нужно отнести и тех, кто перешел от белых к красным, то и этот процент, учитывая классовый состав прежнего офицерства был довольно высоким. А то, что в рядах Красной Армии погибло в 5-6 раз меньше офицеров, чем в белой тоже говорит о многом. С точки зрения сохранения собственной жизни служить у красных тоже было перспективнее, не говоря уже о том, что именно они одержали убедительную победу.

Причины вступления в Красную Армию прежних офицеров и генералов уже неоднократно привлекали внимание исследователей. Порой делались разного рода обобщения. Делаются они и в современной литературе. В одной из книг специально посвященной советским управленцам, отмечается «трагизм людей, вынужденных защищать чуждую им власть, к тому же под контролем и присмотром не доверявших им политических комиссаров. Большинство из них с колебаниями и переживаниями вступали на службу Красной Армии понуждаемые материальными лишениями или под угрозой репрессий. Известная часть военных специалистов переходила на сторону «красных», восприняв большевистские идеи, поверив, что Советская власть сражается за «счастье народа » 100.

Как понять, что 775 бывших генералов то-есть, как писал Бонч-Бруевич, «лучшие генералы царской армии », вступили в Красную Армию, будучи почти на 90% дворянского происхождения? Конечно, была и материальная нужда, и потребность в привычной службе, были и подозрения со стороны комиссаров. Но нужно видеть главное. Чем дальше, тем больше бывшие генералы убеждались в том, что большевики ратуют за воссоздание великой страны и что их, при всех сложностях и даже, порой, недовольстве все-таки поддерживает людская масса. Не случайно даже А.И. Деникин писал, что он все более убеждался в том, что против них, то-есть против белых был сам русский народ. Поддержка народа, нацеленность на воссоздание великой страны, прогрессивные преобразования в разных сферах и убедила этих старых генералов в правильности их выбора.

В этом отношении очень показательна эволюция взглядов М.Д. Бонч-Бруевича, который считал, что «Гражданская война в России началась еще до Великой Октябрьской социалистической революции » 101. И далее он писал: «Мне всегда был ясен антинародный характер всех этих белых формирований, являвшихся лишь ширмой для иностранного вмешательства во внутренние дела России » 102. И, говоря о себе как о старорежимном генерале, он показал в своих подробных воспоминаниях как пришел к пониманию идей Ленина и Октябрьской революции. Именно убежденные старые генералы, служившие в Красной Армии, разгромили белых генералов. И их заслуги признавал В.И. Ленин подчеркивавший роль десятков тысяч старых офицеров и «только при помощи их , - как он подчеркивал, - Красная Армия могла одержать те победы, которые она одержала ». Более того, он также писал, что «без них Красной Армии не было бы » 103. Это была высокая оценка роли бывших военных специалистов, составивших значительную часть командного состава Красной Армии. В 1918 г. военные специалисты составляли 75% командного состава Красной Армии, в 1919 - 53%, в 1920 - 42% и в конце 1921 - 34% 104. Среди них, как можно было убедиться, особую роль сыграли старые генералы, внесшие существенный вклад в создание и становление новой армии, на долю которой затем выпала ответственная миссия разгрома мирового фашизма.

71. Стрекалов И.И. Строительство Красной Армии в войсках завесы (весна - лето 1918 года). Автореф… к.и.н. М., 2001, с. 3.

72. Егорьев В.Н. Из жизни западной завесы // Этапы большого пути. Воспоминания о Гражданской войне. М., 1962, с. 138; Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с.201.

73. Минаков С.Т. Советская военная элита 20-х годов (состав, эволюция, социокультурные особенности и политическая роль). Орел, 2000, с. 28.

74. Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с.199.

75. См.: Дудник В., Смирнов Д. Вся жизнь - науке // Военно-исторический журнал. 1955, № 2.

76. См.: Леонидов В.Ф. Василий Федорович Новицкий (к столетию со дня рождения) // Военно-исторический журнал. 1960, № 3.

77. Самойло А. Две жизни. М., 1958, с.182.

78. Цит. по: Федюкин С.А. Советская власть и буржуазные специалисты. М., 1965, с. 68.

79. См.: Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., 1943.

80. Федюкин С.А. Указ. соч., с. 70.

81. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.41, с. 121.

82. Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с.236-258.

83. Савченко О.И. Указ. соч., с. 11, 13.

84. Генерал В.С.Михайлов…, с. 4-5, 25.

85. Савченко О.И. Указ. соч., с.14-15.

86. Генерал В.С.Михайлов…, с. 81-82.

87. Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с.179.

88. Савченко О.И. Указ. соч. с. 15.

89. См.: Командующий морскими силами республики // Морской сборник. 1969, № 5.

90. Гимпельсон Е.Г. Указ. соч., с.112.

91. Молодцыгин М.А. Указ. соч., с. 97; Русская военная эмиграция…Т.4, с. 277, 297, 329.

92. Колпакиди А., Прохоров Д. Указ. соч., с.58.

93. Савченко О.И. Указ. соч., с. 21.

94. Минаков С.Т. Советская военная элита 20-х годов: состав, социокультурные особенности и политическая роль. Автореф. дис… д.и.н. Орел, 2000, с.34.

95. Там же, с.34, 43-44.

96. Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с. 176-178; Гимпельсон Е.Г. Указ. соч., с. 112.

97. Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с. 21, 178.

98. Цит. по: Федюкин С.А. Указ. соч., с. 51.

99. Волков С. Трагедия русского офицерства. Офицерский корпус России в революции, Гражданской войне и на чужбине. М., 2002, с. 398.

100. Гимпельсон Е.Г. Указ. соч., с. 113.

101. Бонч-Бруевич М.Д. Указ. соч., с. 233.

102. Там же, с.234.

103. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 40, с. 199, 218.

104. Великая Октябрьская социалистическая революция. Энциклопедия. М., 1987, с.91.

В Советском Союзе с большим уважением относились к генералам царской армии, которые перешли на сторону большевиков. У каждого из них были свои причины нарушить присягу императору.

Михаил Бонч-Бруевич

Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич стал первым царским генералом, перешедшим на сторону «красных» после Октябрьской революции. Одной из причин, почему он, присягавший на верность царю и Отечеству, отвернулся от старого режима и принял сторону врага своего Государя, было несоответствие идеалов, которые проповедовала царская власть, и действительности в которой жил русский народ. Сам Бонч-Бруевич писал: «Преданность монархическому строю предполагала уверенность в том, что у нас, в России существует наилучший образ правления и потому, что у нас все лучше, чем где бы то ни было. «Квасной» патриотизм был присущ всем людям моей профессии и круга, и потому-то каждый раз, когда обнаруживалось истинное положение вещей в стране, в душе расширялась трещина. Становилось понятным, что царская Россия больше жить так не может, а воевать и подавно...».

По словам Михаила Дмитриевича, «интересы России и династии отнюдь не одно и то же; первые должны были безоговорочно приноситься в жертву последним». Так как династия Романовых была тесным образом связана родством с немецкими князьями и императором Германской империи, Романовы прощали, по словам Бонч-Бруевича, даже самые откровенные предательства во время войны, в случае если их совершали люди, близкие к императорскому двору. В "красных" Бонч-Бруевич видел «единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения».

Алексей Брусилов

Алексей Алексеевич Брусилов, прославившийся своим знаменитым «брусиловским прорывом», после Февральской и Октябрьской революции твердо решил не отделяться от солдат и оставаться в армии, «пока она будет существовать или же пока меня не сменят». Позднее он говорил, что считает долгом каждого гражданина не бросать своего народа и жить с ним, чего бы это ему ни стоило.

Генеральское прошлое послужило причиной ареста Брусилова органами ЧК в августе 1918 года, но благодаря ходатайству сослуживцев генерала, уже бывших в Красной Армии, Брусилов был вскоре освобожден. Пока он находился до 1918 года под домашним арестом, его сын, бывший офицер-кавалерист, был призван в ряды РККА. Сражаясь на фронтах Гражданской войны, во время наступления войск генерала Деникина на Москву, он попал в плен и был повешен.

Для его отца это было последней каплей. Судя по его мемуарам «Мои воспоминания», он никогда до конца не доверял большевикам. Но воевал на их стороне уже до самого конца.

Василий Альтфатер

Контр-адмирал русского флота Василий Михайлович Альтфатер, участвовавший в обороне Порт-Артура во время русско-японской войны и работавший в Военно-морском управлении во время Первой мировой, стал первым командующим РККФ. Вот, что он написал в своём заявлении большевикам: «До сих пор я служил лишь потому, что считал нужным быть полезным России. Я не знал вас и не верил вам. Даже теперь многое мне не понятно, но я убедился – вы любите Россию, более чем многие из наших».

Альтфатер поддался общему разочарованию в предыдущем режиме, который оказался не способен вывести страну из кризиса. С одной стороны он видел коррупцию и разложившийся аппарат управления флота, с другой - новую силу, власть советов, которая громкими лозунгами с легкостью завоевывала сердца матросов, солдат и простых людей. Если верить источникам, для Альтфатера служба на флоте была не средством к существованию, а профессией «защитника Родины». Чувство долго за будущее России подтолкнуло его перейти на сторону «красных».

Александр фон Таубе

Александр Александрович фон Таубе, генерал-лейтенант российской армии, перешёл на сторону советской власти и стал известным как «сибирский красный генерал». Он, как и Альтфатер, одним из первых перешел на сторону большевиков, руководствуясь личным убеждением о правоте дела коммунистов. Не последнюю роль в его выборе сыграла разруха, царившая в армии, с которой не могли справиться ни император, ни Временное правительство. Во время гражданской войны он участвовал в создании боеспособной Красной армии, активно и успешно вел борьбу с белогвардейскими силами.

Дмитрий Шуваев

Дмитрий Савельевич Шуваев – генерал от инфантерии, военный министр Российской империи во время Первой мировой войны, был арестован ВЧК сразу после Октябрьской революции и не смог эмигрировать из страны. Поэтому после освобождения он решил воспользоваться предложением власти Советов и присоединиться к РККА.

Шуваев занял должность главного военного интенданта в Петрограде, а также место преподавателя высшей тактической стрелковой школы «Выстрел» в Москве. Но в 1937 был дважды обвинен в контрреволюционной деятельности и антисоветской агитации, и расстрелян в Липецке.

"Мы - только беспечные ландскнехты", - отвечал на допросах один из красных военспецов бывший генерал А. А. Свечин.

Кто победит: "мы" - или "они"? Кому придется грызть заплесневевшие сухари и мыкаться по ночлежкам на чужбине или болтаться в петле на Родине? Что же, наконец, дальше?

В 1919 году, в самый разгар гражданской войны, эти вопросы мучили подавляющее большинство населения при казавшей долго жить Российской империи.

Но если мирным жителям и солдатским массам враждующих сторон ничего серьезного не грозило, то их командирам, бывшим генералам и офицерам, в лучшем случае улыбалось премиленькое будущее на каторге.

Сделанный в 1918 году под угрозой немецкого нашествия выбор в пользу РККА в ходе гражданской войны вполне мог обернуться для военспецов репрессиями со стороны белых.

Моральное состояние многих бывших генералов и офицеров было не из лучших. Вот что писал о своих впечатлениях от разговоров с военспецами публицист Ф. Степун:

"Слушали и возражали в объективно-стратегическом стиле, но по глазам и за глазами у всех бегали какие-то странные, огненно-загадочные вопросы, в которых перекликалось и перемигивалось все - лютая ненависть к большевикам с острою завистью к успехам наступающих добровольцев.

Желание победы своей, оставшейся в России офицерской группе над офицерами Деникина с явным отвращением к мысли, что победа своей группы будет и победой совсем не своей Красной Армии; боязнь развязки - с твердой верою: ничего не будет, что ни говори, наступают свои".

Военспецов, по убеждениям перешедших к большевикам, было сравнительно немного. Из старых военачальников таких было мало, зато молодые генштабисты, капитаны и полковники, царской армии, получившие в РККА должности, о которых они в прежние времена и мечтать не могли, становились верными сторонниками советской власти.

Временем рождени "идейных" большевистских военспецов нужно считать июнь-июль 1919 года, когда РККА терпела поражение на Южном фронте гражданской войны, а над Петроградом нависла реальная угроза захвата его белыми.

Из-за этого в июне-июле 1919 года прокатились массовые аресты военспецов, занимавших различные ответственные посты.

К букету неприятностей большевиков добавился и ряд предательств: переход к белым 19 июня командующего 9-й армией, бывшего полковника Н. Д. Всеволодова и бегство через линию фронта 10 августа начальника штаба 8-й армии, бывшего полковника А. С. Нечволодова.

Стоит отметить, что 8-й армии вообще жутко не везло на начальников штабов: еще в октябре 1918 года с этой должности к белым сбежал В. В. Вдовьев-Кабардинцев, а в марте 1919-го - В. А. Желтышев.

Еще одним сильным ударом было бегство уже из штаба Южного фронта бывшего генерала и профессора Военной академии В. Е. Борисова.

Летом 1919 года советская власть была обеспокоена двумя проблемами: где найти надежных военспецов и на кого свалить неудачи на фронтах гражданской войны.

Обе задачи большевики выполнили удачно. Рокировка командного состава РККА дала блестящие для большевиков результаты - наконец они получили тех военспецов, которые служили им без всяких оговорок.

Главкомом Красной Армии стал бывший командующий Восточным фронтом генерал и генштабист Сергей Сергеевич Каменев. Фронты гражданской войны возглавили: Южный - бывший генерал-лейтенант В. Н. Егорьев, Восточный - бывший генерал-майор В. А. Ольдерогге, командующим Западного фронта остался бывший генерал-лейтенант Д. Н. Надежный.

Названные здесь бывшие офицеры и генералы, ставшие командующими фронтами, не изменили советской власти. Тем не менее, двое из них, а именно - В. А. Ольдерогге и Д. Н. Надежный арестовывались по делу "Весна", а С. С. Каменев в 1937 году был посмертно объявлен врагом народа.

Среди молодых офицеров процент приверженцев большевиков был несколько выше. Вот что рассказал об этом на допросах по делу - "Весна" бывший полковник А. Д. Тарановский:

"Я полагаю, что старый профессорско-преподавательский состав, пожалуй, был бы не прочь остаться на месте при входе Деникина и надеялся себя реабилитировать перед ним.

Что же касается молодого состава генштабистов, то тут бы, без сомнения, произошло разделение, и большая часть, на случай оставления Москвы, ушла бы с отходящими частями Красной Армии, обороняясь на линии Волги, и, может быть, дальше на Восток, т.к. их сверстники в Деникинской армии давно уже были испечены в генералы и служба их там была бы трудна". (ГАСБУ, фп, д. 67093, т. 248(187), с.27-об.)

Многим бывшим штаб и обер-офицерам льстили должности, предлагаемые большевиками. Особенно - когда им поручали быть командующими или начальниками штабов армий.

И здесь-то военспецы выкладывались на полную катушку, стремясь... нет, не принести большевикам победу, а доказать тем "старым хрычам", сидящим по другую линию фронта, что и они, молодые, на что-то способны.

Вот что рассказал на допросах уже упоминавшийся Сергей Дмитриевич Харламов: "Переведенный на фронт (штаб 15 армии, переформированной из 15 Латармии) я сразу за жил интересами армии.

О моей работе в 15 армии и политическом лице моем могут дать показания т. Берзин (начальник 4 управления штаба РККА), т. Данишевский К. К. и ряд других работников 15 армии.

Получение ответственной должности командующего 7 армии, должности, о которой я не мое бы и мечтать в старое царское время, окончательно делает меня не только просто лояльным гражданином, но и побуждает стремиться к скорейшему дальнейшему достижению побед над врагом.

Неудача обороны Нарвы и прорыв фронта войсками ген. Юденича (мой наштарм Люденквист оказался прохвостом, изменником и работал не на меня, а на Юденича) сильно меня обескураживает.

Приехавшего Председателя Революционного Совета Троцкого я прошу дать мне честь драться с противником хотя бы батальоном или полком. Получаю Колпинскую группу, бью войска Юденича под Павловском, Детским Селом, Гатчиной. Неожиданно получаю орден Красного Знамени.

В 20-м году перебрасываюсь на Юго-Западный фронт и назначаюсь начальником штаба Украинской Трудовой армии. Увлеченный работой по социалистической стройке и восстановлению Советского Народного Хозяйства начинаю заражаться энтузиазмом рабочих, не хвастаясь, могу сказать, что работаю здесь на совесть". (ГАСБУ, фп, д. 67093, т. 172, дело Харламова С. Д., с.15-об-17.)

Таким образом, летом 1919 года в РККА появились военспецы, готовые идти с большевиками до конца.

К весне 1920 года численность военспецов в РККА значительно сократилась за счет естественных потерь, репрессий со стороны большевиков и перебежчиков.

К 1 сентября 1919 года в Красную Армию было призвано 35502 бывших офицера (Директивы командования фронтов Красной Армии. - М., 1978, - Т. 4. - С. 274).

Но подготовленных командных кадров в распоряжении РККА больше не было. Поэтому весной 1920 года в армию стали в массовом порядке принимать бывших белых офицеров из армий, капитулировавших в Сибири, под Одессой и на Кавказе.

Как свидетельствуют многочисленные авторы, к началу 1921 года таковых было принято 14390 человек (Ефимов Н. А. Командный состав Красной Армии 1928. - Т. 2. - С. 95). Впрочем, бывшие белые офицеры принимались в ряды РККА лишь до августа 1920 года.

В РККА стали сотнями вступать бывшие, в том числе и белые офицеры. Большая их часть отправлялась на Западный фронт для борьбы с поляками. На Южном фронте, против Врангеля, в основном оставались старые, проверенные военспецы.

Из, в прошлом видных белых генералов, в 1920 году на службу к большевикам вступили: бывшие командующий Кубанской армией Н. А. Морозов, начальник штаба Уральской армии В. И. Моторный, командир корпуса в Сибирской армии И. Г. Грудзинский и многие другие.

А всего во время Польской кампании к РККА пришло одних бывших белых генштабистов 59 человек, из них - 21 генерал. (Список лиц с высшим общим образованием в РККА к 1.03.1923. - М., 1923). Все они сразу же отправлялись на ответственные штабные должности.

Первоначально боевые действия как против армий Врангеля, так и против войск Петлюры с поляками вел Юго-Западный фронт. Командующим фронтом был в прошлом подполковник царской армии, будущий маршал Советского Союза Александр Ильич Егоров.

Должность его начальника штаба занимал бывший полковник Генштаба Николай Николаевич Петин. Членом Реввоенсовета фронта был сам Иосиф Виссарионович Сталин.

Егоров и Петин были опытными и талантливыми военачальниками. Оба они по разным причинам порывать с красными не собирались, А. И. Егоров, похоже, был обычным "служакой".

В 1905-1909 годах, будучи младшим офицером, а затем командиром роты, он участвовал в подавлении революционных восстаний на Кавказе. Причем собственноручно командовал расстрелами манифестаций.

В период Первой мировой войны, будучи на позициях, Александр Ильич написал талантливый очерк истории родного полка, и на его страницах распылялся в верноподданнических чувствах.

Наконец, в 1917 году Егоров, избранный в Совет солдатских депутатов, неоднократно менял свою политическую позицию, и до того как вступить в партию большевиков, успел побыть левым эсером.

Были ли у полковника генштаба Николая Николаевича Петина причины недолюбливать старый строй - неизвестно. Но из его боевой биографии явствует, что в Первую мировую он был очень хорошим штабным работником, причем прошел все стадии штабной службы от начальника штаба дивизии до офицера штаба Верховного главнокомандующего.

Чина полковника к окончанию войны на русском фронте ему было явно мало, тем более что большинство сокурсников Николая Николаевича по Николаевской военной академии к тому времени были уже генералами.

Впрочем, о позиции Петина можно судить и из одного любопытного архивного документа. В начале июля 1920 года начальник штаба Врангеля и бывший сослуживец Петина генерал П. С. Махров тайно передал Николаю Николаевичу просьбу посодействовать белым в их борьбе с большевиками.

И вот что Петин ответил: "...я принимаю за личное для себя оскорбление Ваше предположение, что я могу служить на высоком ответственном посту в Красной Армии не по совести, а по каким-либо другим соображениям. Поверьте, что если бы я не прозрел, то находился бы либо в тюрьме, или в концентрационном лагере.

С того самого момента, когда Вы с гене ралом Стоговым выехали из Бердичева перед вступлением туда призванных Украинской Радой немцев и австрийцев, я решил, что ничто не может оторвать меня от народа, и отправился с оставшимися сотрудниками в страшную для нас в то время, но вместе с сим родимую Советскую Россию.

ВОВ считается одним из самых ожесточенных и кровопролитных вооруженных конфликтов XX века. Безусловно, победа в войне была заслугой советского народа, который ценой бесчисленных жертв подарил будущему поколению мирную жизнь. Однако это стало возможным благодаря непревзойденному таланту - участники ВОВ ковали победу вместе с рядовыми гражданами СССР, демонстрируя героизм и мужество.

Георгий Константинович Жуков

Одной из самых ключевых фигур Великой Отечественной войны считается Георгий Константинович Жуков. Начало военной карьеры Жукова датируется 1916 годом, когда он принял непосредственное участие в Первой мировой войне. В одном из боев Жуков получил серьезные ранения, был контужен, но, несмотря на это, не покинул своего поста. За отвагу и доблесть был награжден Георгиевскими крестами 3-й и 4-й степени.

Генералы ВОВ - это не просто военные полководцы, это настоящие новаторы своего дела. Георгий Константинович Жуков является ярким тому примером. Именно ему, первому из всех представителей Красной Армии, был вручен знак отличия - Маршальская звезда, а также присвоено наивысшее службы - Маршал Советского Союза.

Алексей Михайлович Василевский

Список «Генералы ВОВ» невозможно представить без этого выдающегося человека. За всю войну Василевский находился на фронтах 22 месяца вместе со своими бойцами, и лишь 12 месяцев в Москве. Великий полководец лично командовал в боях в героическом Сталинграде, в дни обороны Москвы, неоднократно посещал наиболее опасные территории с точки зрения нападения вражеской немецкой армии.

Алексей Михайлович Василевский, генерал-майор ВОВ, обладал удивительно мужественным характером. Благодаря его стратегическому мышлению и молниеносному пониманию обстановки неоднократно удавалось отразить натиски противника, избежать многих людских жертв.

Константин Константинович Рокоссовский

Не будет полным рейтинг «Выдающиеся Генералы ВОВ» и без упоминания удивительного человека, талантливого полководца К. К. Рокоссовского. Военная карьера Рокоссовского началась в 18 лет, когда он попросился в ряды Красной Армии, полки которой проходили через Варшаву.

В биографии великого полководца имеется негативный отпечаток. Так, в 1937 году он был оклеветан и обвинен в связях с иностранной разведкой, что послужило основанием для его ареста. Однако и упорство Рокоссовского сыграли значительную роль. Он не признался во вменяемых ему обвинениях. Оправдание и освобождение Константина Константиновича состоялось в 1940 году.

За успешные боевые действия под Москвой, а также за оборону Сталинграда имя Рокоссовского числится в первых рядах списка «великие генералы ВОВ». За ту роль, что сыграл генерал в наступлении на Минск и Барановичи, Константин Константинович был удостоен звания «Маршал Советского союза». Удостоен множества орденов и медалей.

Иван Степанович Конев

Не стоит забывать, что список «Генералы и маршалы ВОВ» включает и фамилию Конева И. С. Одной из ключевых операций, которая является показательной в судьбе Ивана Степановича, считается Корсунь-Шевченковское наступление. Данная операция позволила окружить крупную группировку вражеских войск, что также сыграло положительную роль в переломе хода войны.

О данном тактическом наступлении и уникальной победе Конева писал Александр Верт - популярный английский журналист: «Конев сквозь слякоть, грязь, бездорожье и распутицу провел молниеносное наступление на вражеские силы». За новаторские идеи, упорство, доблесть и колоссальное мужество Иван Степанович присоединился к списку, в котором значились генералы и маршалы ВОВ. Звание «Маршал Советского Союза» полководец Конев получил третьим, после Жукова и Василевского.

Андрей Иванович Ерёменко

Одной из самых известных личностей Великой Отечественной войны считается Андрей Иванович Еременко, родившийся в слободе Марковка в 1872 году. Военная карьера выдающегося полководца началась в 1913 году, когда он был призван в Российскую имперскую армию.

Данная личность интересна тем, что звание маршала Советского Союза он получил за иные заслуги, чем Рокоссовский, Жуков, Василевский и Конев. Если перечисленные генералы армий ВОВ были отмечены орденами за наступательные операции, то Андрей Иванович получил почетное воинское звание за оборону. Еременко принимал активное участие в операциях под Сталинградом, в частности он был одним из инициаторов контрнаступления, по результатам которого удалось захватить группировку немецких солдат в количестве 330 тысяч человек.

Родион Яковлевич Малиновский

Одним из самых ярких полководцев времен Великой Отечественной войны считается Родион Яковлевич Малиновский. Он был зачислен в ряды Красной Армии в возрасте 16 лет. Во время Первой мировой войны получил множественные тяжелые ранения. Два осколка от снарядов застряли в спине, третий пробил ногу насквозь. Несмотря на это, после выздоровления он не был комиссован, а продолжил служить родине.

Особых слов заслуживают его боевые успехи во время ВОВ. В декабре 1941 года, будучи в звании генерал-лейтенанта, Малиновский назначается командующим Южным фронтом. Однако самым ярким эпизодом в биографии Родиона Яковлевича считается оборона Сталинграда. 66-я армия под чутким руководством Малиновского перешла в контрнаступление неподалеку от Сталинграда. Благодаря этому удалось разгромить 6-ю немецкую армию, что снизило натиск врага на город. После окончания войны Родиону Яковлевичу было присвоено почетное звание «Герой Советского Союза».

Семён Константинович Тимошенко

Победу, безусловно, ковал весь народ, однако особую роль в разгроме немецких войск сыграли генералы ВОВ. Список выдающихся полководцев дополняется фамилией Семена Константиновича Тимошенко. Полководец неоднократно получал гневные что было обусловлено провальными операциями в первые дни войны. Семен Константинович, проявив мужество и отвагу, попросил главнокомандующего направить его на самый опасный участок сражений.

Маршал Тимошенко за время своей военной деятельности командовал самыми важными фронтами и направлениями, которые носили стратегический характер. Наиболее яркими фактами в биографии полководца считаются бои на территории Белоруссии, в частности оборона Гомеля и Могилева.

Иван Христофорович Чуйков

Иван Христофорович родился в семье крестьянина в 1900 году. Свою жизнь он решил посвятить службе родине, связать с военной деятельностью. Принимал непосредственное участие в Гражданской войне, за что ему было вручено два Ордена Красного знамени.

Во время Второй мировой войны был командиром 64-й, а затем 62-й армии. Под его руководством проходили наиболее важные оборонительные бои, которые позволили отстоять Сталинград. Иван Христофорович Чуйков за освобождение Украины от фашистской оккупации был удостоен звания «Герой Советского Союза».

Великая Отечественная война - самая важная битва XX столетия. Благодаря доблести, отваге и мужеству советских солдат, а также новаторству и умению полководцев принимать решения в тяжелых ситуациях, удалось добиться сокрушительной победы Красной Армии над фашистской Германией.

Вместо эпиграфа: «…в РККА к 22 июня 41-го г. был единственный офицер царской армии, не подвергшийся репрессиям – маршал Б.М.Шапошников» (Владимир Стрельников «Тайная статистика великой войны» «Вечерняя Москва» 13 мая 1996г.) «В ходе репрессий конца 30-х годов…были истреблены и последние бывшие офицеры, занимавшие видные посты в армии, так что к началу войны в рядах армии осталось лишь несколько сот бывших офицеров (некоторые из них продолжали занимать важные посты вплоть до командующих фронтами)» (С.В.Волков «Трагедия русского офицерства»).

Возможно, кому-то первое высказывание покажется бредом сумасшедшего, но на самом деле этот исторический вопрос актуален и в наше время. Вторая же цитата из книги довольно известного историка интересна своей противоречивостью: «были истреблены и ПОСЛЕДНИЕ бывшие офицеры, занимавшие ВИДНЫЕ посты в армии», и в то же время «к началу войны в рядах армии осталось…несколько сот бывших офицеров», да еще занимавшие «важные посты». Вероятно, это были «самые распоследние» офицеры. Но меня заинтересовало другое – а сколько именно бывших офицеров служило в РККА к 1941 году? В указанной книге Волкова, несмотря на богатый фактологический материал (книга буквально изобилует цифрами) этот вопрос обойден. Какой-либо обобщающей работы ни в литературе, ни в интернете найти не удалось, занялся поисками сам. За точку отсчёта я взял статистический сборник «Красная Армия в июне 1941г.» 2003 года издания. Сейчас, спустя 10 лет, информации по такой статистике стало больше, в самом сборнике тоже есть ряд неточностей. Результат получился далековат от ожидаемого, но, как говорится, чем богаты. Поэтому приведенные ниже цифры не полны и я буду благодарен за любую дополнительную по этой теме информацию. Для полноты картины мною учтены не только командиры из бывших офицеров, находившиеся в строю перед войной, но и те кто служил во время Великой Отечественной войны в РККА, РККФ, НКВД,НКГБ, благо разница между служащими двух первых и двух последних ведомств довольно трудноуловимая. Термин «офицер царской армии» в данном случае не совсем точен, потому что многие военнослужащие получили офицерские погоны уже при Временном правительстве, многие были повышены в звании, в том числе став генералами или адмиралами, а некоторым работавшая по инерции делопроизводственная машина выдала новые погоны уже при Советской власти – до массовой демобилизации армии в начале 1918г. Поэтому я воспользуюсь термином 20-40-х годов - «старая армия», подразумевая, что Красная, белые, армии новообразованных на территории распавшейся Российской империи государств - это «новые» армии. Далее по тексту будет использоваться словосочетание «офицер старой армии», для краткости «офицер с.а.». Итак: С 22.06.1941г. по 09.05.1945г. в рядах РККА, РККФ, НКВД, НКГБ разновременно, на разных (строевых и нестроевых) должностях, в разных (командный, политический и т.д) составах, в званиях от лейтенанта до Маршала Советского Союза (и аналогичных им: «военинженер», военюрист» и т.п.) служили 450 командиров, служивших в старой армии и флоте в чинах от прапорщика до генерал-лейтенанта (и аналогичных им флотских). Действительно, «несколько сот». В это число входят те, кто прослужил всю войну или только часть ее: - ушедшие по любым причинам из жизни или попавшие в плен; - ушедшие в во время войны в отставку по старости или состоянию здоровья (например генерал-лейтенант РККА, он же генерал-лейтенант с.а. Д.Н.Надежный) или наоборот, вернувшиеся из отставки на службу в связи с началом войны; - находившиеся в заключении в результате довоенных репрессий и освобожденные во время войны (например, подпоручик с.а., комдив, потом генерал-лейтенант РККА М.Ф.Букштынович) или наоборот, осужденные трибуналами во время войны; -непрофессиональные военные, работавшие до войны по гражданской специальности или находившиеся на партийной работе, вступившие с началом войны в армию и получившие воинские звания (например, прапорщик с.а., красный партизанский командир в гражданскую, партизанский же командир в ВОв, генерал-майор РККА А.К.Флегонтов)

НЕ ВХОДЯТ в указанное число те, кто по любым причинам не служил в вооруженных силах во время войны, в том числе репрессированные до войны, освобожденные, но не вернувшиеся в армию, реабилитированные в 50-х годах и тогда же восстановленные в армии с присвоением званий.

Из указанных 450 красных командиров в старой армии двое были генерал-лейтенантами, двенадцать - генерал-майорами, двое –контр-адмиралами, остальные – не выше полковника (капитана 1 ранга). Кроме того, тринадцать из них были офицерами-белогвардейцами, причем двое получили в белой армии генеральские погоны. Ещё шестеро перед поступлением в РККА послужили офицерами в свежеиспеченных национальных (украинской, прибалтийских, кавказских) армиях. Самый известный представитель первой категории - Маршал Советского Союза Л.А.Говоров, второй – опять же Маршал Советского Союза И.Х.Баграмян. И, наконец, еще двое успели послужить и белых и в национальных армиях и только потом – в Красной. Далее, из тех же 450 командиров по состоянию на 21.06.1941г. в строю находились 103 командира в звании не выше полковника (и равных ему). Минимум 94 из них в дальнейшем стали генералами или адмиралами. По состоянию на 21.06.1941 года доля бывших офицерам с.а. в рядах РККА выглядит так: Маршалы Советского Союза - 20% (из 5 – один Шапошников). Вообще из 22 Маршалов СССР, родившихся до 1900 года, офицерами с.а. были семеро – 32%. Из них пятеро погибли в результате репрессий, офицерами с.а. из них были двое. Примечание: встречал утверждение, что Маршал СССР С.К.Тимошенко в старой армии был не унтер-офицером, а поручиком, но скрывал это. Подтверждений этому пока не нашел.

Генералы армии – 40% (двое из пяти). Наивысший процент офицеров с.а. по РККА был среди генерал-лейтенантов – 57,4% и, как это ни покажется это странным, среди комдивов – тех, кого еще не переаттестовали в генералы – 43,3%. Среди генерал-майоров доля офицеров с.а. намного ниже – 25,1%, но надо иметь в виду, что многие из них вообще не служили в старой армии просто в силу возраста. Особенно это относится к «молодым» родам войск, в первую очередь к авиации. Очень многим генерал-майорам авиации в 1941г. не было 40 лет. Среди же общевойсковых генерал-майоров офицером с.а. был каждый третий.

Самый же высокий процент офицеров с.а. в то время наблюдался среди адмиралов – 66,7% (двое из троих), кроме них – среди вице-адмиралов -60%. А вот среди контр-адмиралов - только 22,2%.

Это –по званиям. А это по должностям на 21.06.1941г.: Ни нарком обороны, ни начальник Генштаба офицерами с.а. не были, зато среди командующих округами (один из них назывался командующим фронтом) доля офицеров с.а. 41,2%. -среди их заместителей – 52,9% -среди начальников штабов округов -47% Среди командующих армиями – 65% Среди командиров корпусов: - стрелковых -30,4% - механизированных – 23% - воздушно-десантных – 0% -опять та же тенденция о «молодых» родах войск. Зато по «старым» родам войск: - кавалерийских -50%

В ходе же войны по должностям статистика такова: Верховный главнокомандующий офицером не был, зато среди тех, кто в войну возглавлял Генеральный штаб, офицеров с.а. было 75%. Среди командующих (разновременно) наземными фронтами – 40,5%. Среди начальников штабов фронтов - 30,2%

Среди командующих армиями - 32%, а с разбивкой по родам войск: -отдельными, ударными, общевойсковыми - 39,6% А дальше опять та же система омоложения: - танковыми - 15,4% - саперными – 12,5% (по неполным данным) - воздушными – 7,4% (средний возраст командующих в 1941г. -38 лет) - ПВО – 0% (до 1900 года родился только один).

Среди перечисленных красных командиров было немало дворян, как личных, так и потомственых. С 1856г. личное дворянство приобреталось с получением чина штабс-капитана (штаб-ротмистра, подъесаула, во флоте - лейтенанта), потомственное - полковника (капитана 1 ранга). Таким образом Маршал СССР Б.М.Шапошников, вице-адмиралы А.В.Немитц и А.В.Шталь были потомственными дворянами, Маршалы СССР А.М.Василевский и Ф.И. Толбухин – личными. Были в РККА и титулованные дворяне (самый известный пример –генерал-майор старой и генерал-лейтенант Красной Армии граф А.А.Игнатьев).

На этом сухую статистику закончим, рассмотрим несколько персональных данных. Высоких государственных должностей в своей карьере достигли офицеры с.а. Маршал Советского Союза А.М.Василевский (начальник Генштаба и министр вооруженных сил) и комиссар госбезопасности 1 ранга, потом генерал армии В.Н Меркулов (министр госбезопасности), кстати сказать, тоже потомственный дворянин и по материнской линии княжеской крови. Офицером с.а. была такая очень известная (в худшем смысле слова) в армии того времени личность как председатель Военной коллегии Верховного суда СССР армвоенюрист, потом генерал-полковник юстиции В.В.Ульрих. Из людей с довольно экзотическими биографиями следует отметить А.Я.Крузе. Подполковник старой армии, он дорос до генерал-майора в армии Колчака, к 1941 году съехал до полковника Красной Армии и закончил карьеру в звании генерал-лейтенанта уже Советской Армии. Не менее интересна судьба В.М. Догадина. Полковник с.а. он, как уверяет его свойственник «генерал-майорские погоны за строительство перекопских укреплений получил от барона Врангеля». По приписываемым самому Догадину словам: «на построенные им перекопские бастионы большевики буквально залезли по горам своих трупов»(http://magazines.russ.ru/zerkalo/2004/24/sm10.html). Любопытно: сейчас некоторые историки, пытаясь объяснить прорыв красных через Перекоп, говорят, что его знаменитые укрепления существовали только на бумаге. И если это так, и, принимая во внимание, что В.М.Догадин потом спокойно служил в Красной Армии, что следует о думать нем лично и о его службе у белых? А впрочем, обратимся к другим персонажам отечественной истории с еще более интересными биографиями. Генеральский сын (т.е. потомственный дворянин) подпоручик Б.В.Дюшен, член РСДРП (м) с 1903 (! –И.С.) года в гражданскую воевал на стороне белых, в том числе участвовал в известном антибольшевистском мятеже в Ярославле (разумеется, БЕСПОЩАДНО и КРОВАВО подавленном большевиками), а в дальнейшем служил в Отделе ПРОПАГАНДЫ (партийно-революционная выучка пригодилась!) при штабе армии Н.Н. Юденича (а еще говорят, что белогвардейцы – чистоплюи до пропаганды не унижались). Дослужился до капитана, эмигрировал, в эмиграции СТАЛ СОТРУДНИЧАТЬ с ОГПУ. В 1926г. вернулся в СССР, работал в Наркомпросе. В 1935 арестован и осужден как контрреволюционер, в 1940г. досрочно освобожден. В Наркомпрос больше не вернулся, а поступил на службу в…НКВД. Полковник. Еще круче другой пример. Служил в старой армии штабс-капитан (а значит дворянин) В.Л.Абрамов. В марте 1918г. вступил в Красную Армию (если в марте – значит добровольно, мобилизацию большевики ввели позже), из которой через пару месяцев ПЕРЕБЕЖАЛ к белым. Потом попал в плен к красным и… остался у них служить. Теперь уже навсегда. В дальнейшем перешел… опять же в НКВД. Генерал-майор. Ничего не скажешь, подходящий контингент для борьбы с контрреволюцией! И как не вспомнить старую истину, что хороший специалист без работы не останется! Но всё это ерунда по сравнению с тем, как служил В.Й.Скайстлаукс. Поручик русской армии, генерал латвийской, с 1940г. –генерал-майор Красной Армии, с 1943 –штандартенфюрер, с 1944 –оберфюрер СС (где-то между полковником и бригадным генералом). Такое надо уметь!

Отдельной строкой хочу выделить еще одну категорию красных командиров- советских офицеров, не являющихся офицерами с.а. В июне 1941г. в РККА служили тринадцать человек (из них шестеро имели звание выше полковника), в гражданскую войну воевавшие на стороне белых в качестве «нижних чинов» - солдат либо унтер-офицеров. Один из них – зам. начальника ГЛАВНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ АРМЕЙСКИЙ КОМИССАР 2 ранга В.Н. Борисов, другой –полковник Н.С. Скрипко, в будущем –маршал авиации. Кроме этих тринадцати один был бывшим офицером азербайджанской армии, другой –рядовым в грузинской, третий (перед войной был в запасе) – рядовым украинской армии.

Эпилог На протяжении последних 25 лет часто приходится слышать, что большевики делали плохо всякое дело, за которое брались. Похоже, хуже всего им удалось выполнить задачу по истреблению классов и сословий.

Добавить комментарий