Пристрой
770 0

Матвей иванович платов. Донской атаман матвей иванович платов

Казачья воинская доблесть

Хвала, наш вихорь – атаман, Вождь невредимых, Платов! Твой очарованный аркан Гроза для супостатов. Орлом шумишь по облакам, По полю волком рыщешь; Летаешь страхом в тыл врагам, Бедой им в уши свищешь! Они лишь к лесу – ожил лес, Деревья сыплют стрелы! Они лишь к мосту – мост исчез! Лишь к сёлам – пышут сёла!

В.А. Жуковский

Родился в 1753 году 8 августа в станице Прибылянской городка Черкасска (ныне станица Старочеркасская) и здесь же провел своё детство.

Городок Черкасск в то время являлся столицей Области Войска Донского, и вся жизнь в нем была проникнута военным духом. Отсюда исходили все распоряжения по военной части, здесь собирались служилые казаки для выступления в походы. Окружающая обстановка, а также рассказы старых воинов о бранных подвигах оказывали большое влияние на молодежь, подражая героям, она проводила время в играх военного характера. Верховая езда, ловля зверей и рыбы, упражнения в стрельбе было любимым ее занятием. В среде этой молодежи и рос будущий предводитель донского казачьего войска Матвей Иванович Платов, который уже в то время выделялся из общей массы остротою ума, проворством и ловкостью.

Отец его Иван Федорович Платов был известным на Дону старшиной, но не отличался материальным достатком и поэтому сыну своему дал лишь обычное в казачестве образование, обучив его чтению и письму.

Тринадцати лет Матвей Иванович определен отцом на службу в войсковую канцелярию, где скоро обратил на себя внимание и был произведен в урядники.

Во время русско-турецкой войны 1768 – 1774 гг. Платов находился в рядах действующей армии под командованием князя М.В. Долгорукова, в качестве командира казачьей сотни. За боевые заслуги при взятии Перекопи и под Кинбурном он был назначен командиром полка донских казаков.

В 1774 году, еще до заключения мира с Турцией при Кучук-Кайнарджи, Платову было поручено доставить в армию, расположенную на Кубани, обоз с продовольствием и снаряжением. На вышедшие с обозом из Ейского укрепления полки Платова и Ларионова в пути напал брат крымского хана Девлет-Гирей. Под зеленым знаменем пророка было до 30 тысяч татар, горцев, ногайцев. Положение, в котором оказался обоз, было отчаянным.

Ларионов передал общее командование отрядом Платову, не веря, чтобы можно было устоять против такой прочной силы. «Друзья, – сказал Платов казакам, – нам предстоит или славная смерть, или победа. Не будем мы русские и донцы если устрашимся врага. С божьей помощью отрази злые его замыслы!»

По приказанию Платова из обоза было наскоро устроено укрепление. Семь раз с остервенением кидались в атаку татары и их союзники на сравнительно слабые силы казаков и семь раз последние отбрасывали их с большим уроном. В то же время Платов нашел возможность сообщить о безвыходном положении обоза своим войскам, которые не замедлили явиться на помощь. Татары были обращены в бегство, а обоз доставлен в целости по назначению. Этот случай доставил Платову известность не только в армии, но и при дворе.

Дальнейшую службу Платов проходит под начальством князя Потемкина-Таврического и великого русского полководца А.В. Суворова. Служба под руководством Суворова была для Матвея Ивановича лучшей школой.

В период второй турецкой войны в 1787-1791 гг. Платов принимает участие в боях при осаде и штурме Очакова, при атаке и занятии Гассан-Пашинского замка.

13 сентября 1789 г. Платов со своими казаками и егерями при Каушанах обращает в бегство турецкие войска и захватывает в плен «трёхбунчуржного пашу» Зайнал-Гассана. За этот подвиг он назначается походным атаманом казачьих полков.

В 1790 г. Платов находится в армии Суворова под Измаилом. 9 декабря на военном совете он один из первых подал голос за немедленный штурм крепости, а 11 декабря, при самом штурме предводительствовал пятью тысячами казаков, которые с честью выполнили поставленную перед ними великим полководцем Суворовым задачу. Суворов писал князю Потемкину о Платове и его полках: «Храбрость, стремительный удар Донского войска не могу довольно выхвалить перед вашей светлостью». За заслуги при взятии Измаила Матвей Иванович был представлен Суворовым к награде орденом св. Георгия III степени, а в конце войны произведен в чин генерал-майора.

В последние годы царствования Екатерины II Платов принимает участие в Персидской войне. Дела при Дербенте, Баку, Елизаветполе вплели новые лавры в венок Платова. Он был награжден орденом св. Владимира III степени, а Екатерина II наградила его саблей в бархатных ножнах и золотой оправе, с крупными алмазами и редкостной величины изумрудами.

Донской писатель Дмитрий Петров (Бирюк) в историческом романе «Сыны степей Донских» пишет, что «Матвей Иванович Платов сделал в короткий срок головокружительную карьеру. Без связей, без образования, зачисленный в 13 лет на службу в казачьи войска, Платов в 19 лет уже командовал полком. Он участвовал во всех войнах и больших походах его времени, всегда выделяясь, получая награды, привлекая внимание крупнейших полководцев, политических деятелей царского двора».

Платов становится одним из самых популярных людей на Дону и видным лицом в сановном Петербурге.

Вступивший на престол после смерти Екатерины II Павел I отзывает армию Зубова, в которой служил Платов от границ Персии. Платову разрешают возвратиться на Дон. Но тут стряслась беда. По дороге Матвей Иванович был настигнут царским фельдъегерем и доставлен по приказанию царя в Кострому, в ссылку. Затем он был отвезен в Петербург, и заключен в равелин Петропавловской крепости. Это было в 1797 году.

Причиной для ареста Платова послужил ложный донос. Павлу внушили, что огромная популярность Платова приняла опасный характер. Надо сказать, что Павел вообще был недоволен прославленным казачьим генералом за его близость к Александру Васильевичу Суворову, противнику прусской муштры, которую Павел насаждал в русской армии.

В конце 1800 года Павел I освободил Матвея Ивановича из-под стражи для того, чтобы впоследствии использовать его в осуществлении своего нелепого и фантастического плана – завоевания Индии. Платов понимал, что задуманный Павлом поход потребует много жертв и пользы не принесет России, но отказаться от предложения царя не посмел.

В короткий срок к походу было подготовлено 41 конный полк и две роты конной артиллерии, которые составили 27500 человек и 55000 лошадей.

В начале февраля 1801 года отряд тронулся в путь.

Тяжелые испытания выпали на долю казаков в этом злополучном походе. И только внезапная смерть Павла I прекратила их мучения. Вступивший на престол Александр I приказал вернуться казакам домой. Так закончился поход в Индию, о котором лишь предания и скорбь сохранились на Дону.

В августе 1801 года, в первый год своего царствования, Александр I прислал на Дон грамоту, адресованную Матвею Ивановичу Платову. В грамоте говорилось, что за долговременную и безупречную службу он назначается войсковым атаманом Донского войска. Являясь войсковым атаманом, Платов так же обнаружил свои замечательные дарования.

18 мая 1805 года по инициативе Платова была перенесена столица Войска Донского из Черкасска на новое место в Новочеркасск. В этом же году Наполеон напал на Австрию, которая являлась союзницей России. Платов, сформировав двенадцать казачьих полков и артиллеристскую конную батарею, выступил в поход к австрийской границе. Однако участвовать в сражениях ему не пришлось, так как вскоре после победы Наполеона под Аустерлицем над союзными войсками был заключен мир. Но война на этом не закончилась. В 1806 году Наполеон напал на Пруссию. При Иене и Ауэрштадте он нанес прусским войскам жестокое поражение. В несколько недель с Пруссией было покончено, и Наполеон вступил в Берлин. Прусский король бежал в Кенигсберг.

Платову и его донским полкам пришлось немало сражаться в Пруссии против наполеоновских войск. Имя донского атамана приобрело еще большую известность не только в России, но и за границей.

Но вот война закончилась. На 25 июня (7 июля) 1807 года в Тильзите было назначено свидание трех монархов для подписания мира: Александра, Наполеона и прусского короля Фридриха-Вильгельма. Матвей Иванович Платов в это время находился в свите Александра.

В это время произошел характерный случай. По просьбе Наполеона проводилась джигитовка. Казаки джигитовали стоя на седле, рубили лозины, стреляли из-под брюха мчавшейся лошади в цель. Всадники доставали с седла разбросанные по траве монеты; мчась галопом, дротиками прокалывали чучела; некоторые вертелись в седле на сем скаку ловко и так быстро, что нельзя было разобрать, где у них руки, а где ноги...

Еще многое проделывали казаки, от чего у любителей и знатоков верховой езды дух захватывало. Наполеон был в восторге и обращаясь к Платову спросил: «А вы, генерал, умеете стрелять из лука?» Платов выхватил у ближайшего башкира лук со стрелами и, разогнав лошадь, на скаку пустил несколько стрел. Все они со свистом вонзились в соломенные чучела.

Когда Платов вернулся на свое место, Наполеон сказал ему:

Благодарю Вас, генерал. Вы не только замечательный военачальник, но и прекрасный наездник и стрелок. Вы мне доставили много удовольствия. Я хочу, чтобы у Вас обо мне осталась добрая память. И Наполеон протянул Платову золотую табакерку.

Взяв табакерку и поклонившись, Платов сказал переводчику:

Передайте его величеству моё казачье спасибо. У нас, донских казаков, есть дедовский обычай: подарки отдаривать... Извините, ваше величество, у меня с собою ничего нет такого, что обратило бы ваше внимание... но я не желаю остаться в долгу и хочу, чтобы ваше величество так же помнило обо мне... Прошу принять в подарок от меня вот сей лук со стрелами...

Оригинальный подарок, – улыбнулся Наполеон, рассматривая лук. – Хорошо, мой генерал, ваш лук будет напоминать мне, что от стрелы донского атамана даже маленькой птичке трудно уберечься. Меткая стрела атамана всюду ее настигнет.

Когда переводчик это перевел, Платов проговорил:

Да-а, глаз у меня наметанный, зоркий, рука твердая. Не только мелкой, но и крупной птице надобно опасаться моей стрелы.

Намек был слишком откровенен. Под большой птицей Платов явно имел ввиду самого Наполеона и не миновать бы большому конфликту, если бы не находчивый переводчик.

К 1812 году почти вся Западная и Центральная Европа была подчинена Наполеону. Он перекраивал ее как ему хотелось, создавал новые государства, в завоеванных странах на трон сажал своих родственников. Непокоренными остались на Пиренейском полуострове испанский народ; за Ла-Маншем Англия, упорно отстаивавшая свои притязания на мировое господство; на востоке Европы – Россия.

Наполеон стал тщательно готовиться к походу на Россию. В июне 1812 года, без объявления войны Наполеон с армией в 420 тысяч человек с тысячью орудиями перешел ее границы. К августу того же года на русскую территорию вступило еще 155 тысяч. К началу войны Россия могла выставить против Наполеона не более 180 тысяч человек. Огромные силы необъятной страны еще не были собраны. Но русская армия обладала рядом достоинств. Высок был боевой дух русских воинов, беззаветных патриотов своей великой родины... Русский солдат отличался непревзойденным мужеством, обладал острой сметкой. Среди полков было немало участников суворовских походов, воинов суворовской школы. Немало суворовских учеников насчитывали блестящие ряды русских командиров. Россия обладала вместе с тем обильными и сильными боевыми средствами – превосходной артиллерией, сильной конницей, хорошо вооруженной пехотой.

Таково было соотношение сил в начале отечественной войны 1812 года.

В борьбе русского народа против наполеоновских полчищ с первых дней принимали участие 14 казачьих полков, объединенных в конный летучий корпус. Командовал этим корпусом Матвей Иванович Платов.

В первый период войны Платов находился во второй армии, которой командовал Багратион. Армия Багратиона шла на соединение с 1-й армией, которой командовал Барклай. На конный корпус Платова была возложена тяжелая задача – следовать в арьергарде армии и всячески задерживать продвижение неприятельских войск. Отходя, казаки беспрестанно налетали мелкими группами на обозы противника, громя их и мгновенно исчезая; уничтожали авангарды противника; совершали рейды по тылам, заводили его в заблуждение.

В день Бородинского сражения по плану М.И. Кутузова корпуса Платова и генерала Уварова переправились вплавь через речку Колочу и направились в глубь неприятельского тыла, в расположение его обозов, где подняли большой переполох.

Наблюдая за действиями корпусов Платова и Уварова, Кутузов с восхищением восклицал: «Молодцы!.. Молодцы!.. Чем может быть оплачена сия доблестная услуга нашей армии?.. Рад, очень рад!.. Операцией Платова и Уварова Бонапарт введен в заблуждение. По всему вероятно, он подумал, что ему в тыл ударила большая наша сила. А мы конфузней Бонапарта воспользуемся».

Операция кавалерийских корпусов Платова и Уварова вынудила Наполеона приостановить наступление на целых два часа. Русские за это время сумели подвести подкрепление и выставить резервную артиллерию.

В сражении под Бородино воля и искусство Кутузова победили волю и искусство Наполеона. По выражению самого Наполеона – русские стяжали право быть непобедимыми.

3 сентября казаки Платова, перестреливаясь с неприятельскими уланами из авангарда Мюрата, последними покидали Москву.

Прощай, Матушка! Мы еще вернемся! – говорил Платов оставляя Москву. В тяжелые дни для России, когда наполеоновская армия все дальше продвигалась в глубь ее территории, Платов обратился с призывом к жителям Дона стать на защиту Родины. Этот призыв Дон с честью выполнил. Двадцать четыре конных полка народного ополчения да шесть конных орудий было послано в действующую армию. Пятнадцать тысяч верных сынов тихого Дона стали на защиту Родины... Не только мужчины, но и женщины становились в ряды армии.

Когда Платов явился к Кутузову доложить о прибытии полков с Дона, последний сказал дрогнувшим от волнения голосом: «Спасибо! Спасибо, атаман!.. Сия услуга никогда не забудется отечеством!.. Всегда, до того часа, когда богу угодно будет призвать меня к себе, пребудет в моем сердце благодарность войску Донскому за его труды и храбрость в сию тяжкую годину».

После вступления в Москву положение неприятельской армии становилось все более тяжелым. Казачьи полки и партизанские отряды Дениса Давыдова, Сеславина, Фигнера окружали Москву со всех сторон, не давая возможности французским фуражирам добывать в окрестных деревнях продовольствие и корм для лошадей, добывать даже то немногое, что можно было найти в обезлюдевших и опустошенных селениях. Войска Наполеона вынуждены были питаться кониной, падалью. Начались болезни. Вражеские солдаты умирали тысячами. Весь русский народ поднялся на Отечественную войну. Наполеон вскоре вынужден был покинуть русскую столицу. Это событие было сигналом для общего наступления армии Кутузова, который особое и почетное место в нем отводил действиям корпуса Платова.

Матвей Иванович Платов, во главе своего корпуса, преследовал неприятеля по пятам. «Теперь, братцы, – говорил он казакам, – наступила наша страдная пора... Лишь успевай точить сабельки да дротики навастривать... Подотрем мы теперь сопли хвастуну Бонапартишке. Давайте, братцы, прошумим, дадим знать Россиюшке нашей, что живы еще ее сыны, лихие донцы...»

И действительно, начиная с Тарутинского сражения, казаки зашумели. Не проходило того дня, чтобы они чем-нибудь не отличились. Всюду только и разговору было, что о казацких подвигах. Много шуму по стране вызвала весть о том, что казаки под Малоярославцем едва не захватили в плен самого Наполеона.

19 октября в сражении с корпусом маршала Даву при Колоцком монастыре казаки Платова снова отличились. Они разгромили арьергард Даву и захватили огромные трофеи. Через пару дней после этого казаки столкнулись с корпусом неаполитанского короля, разгромили этот корпус, захватив до трех тысяч пленных и полсотни пушек. А еще через три дня Платов со своими полками настиг под Духовщиной корпус вице-короля итальянского и после двухдневного кровопролитного боя разбил его, захватив снова до трех тысяч пленных и до семидесяти орудий.

В эти дни в столичных газетах было опубликовано донесение Кутузова императору Александру о доблести платовских казаков: «Велик бог, всемилостивейший государь! Припадая к стопам вашего императорского величества, поздравляю Вас с новой победой. Казаки делают чудеса, бьют и артиллерию, и пехотные колонны!»

За тысячеверстный переход от Малоярославца до границ Пруссии казаки захватили у французов более 500 орудий, огромное количество обозов с вещами, награбленными в Москве, более 50 тысяч солдат и офицеров пленными, в том числе 7 генералов и 13 полковников.

К концу декабря 1812 года последние остатки армии Наполеона были изгнаны из России.

Навсегда останутся в памяти народа прекрасные подвиги наших предков в Отечественной войне 1812 года. Не забыл и не забудет народ и славных дел донского казачества, заслуги которого перед отечеством ярко оценил великий русский полководец – М.И. Кутузов: «Почтение мое Войску Донскому и благодарность к подвигам их в течение кампании неприятеля, лишенного вскорости всей кавалерии и артиллерийских лошадей, следовательно, и орудий... пребудет в сердце моем. Сие чувствование завещаю я и потомству моему».

Но изгнанием армии Наполеона из России война не закончилась. 1 января 1813 года русские войска перешли Неман и двинулись на запад, освобождая порабощенную Наполеоном Европу. Началась кампания 1813-1814 гг., в которой казаки еще более преумножили славу русского оружия.

В феврале месяце казаки и гусары совершили набег на Берлин, который непосредственных военных результатов не дал, но произвел на пруссаков огромное впечатление. Это ускорило поворот в русской политике. Пруссия порвала свои отношения с Наполеоном и заключила военный союз с Россией.

Казаки Платова, преследуя неприятеля, заняли города Эльбинг, Мариенбург, Мариенвердер и другие.

«Падение славных укрепленных городов Эльбинга, Мариенвердера и Диршау, – писал Кутузов Платову, – я совершенно приписываю мужеству и решительности Вашего сиятельства и предводительствуемого Вами храброго войска. Полет преследования ни с какою быстротою сравниться не может. Вечная слава неустрашимым донцам!»

Решающей битвой кампании 1813-1814 гг. явилось крупнейшее сражение под Лейпцигом, в котором участвовало до 500000 человек.

Сражаясь на правом фланге русской армии, казаки взяли в плен кавалерийскую бригаду, 6 батальонов пехоты и 28 орудий. Через всю Европу прошли с боями донские казаки.

Война 1812-1814 гг. принесла казачеству Дона всемирную известность. Газеты и журналы того времени пестрели сообщениями о донцах, их боевых подвигах. Огромной популярностью пользовалось имя донского атамана Платова.

После заключения Парижского мира, Платов побывал в Лондоне, находясь в составе свиты Александра I. Лондонские газеты посвящали Платову целые страницы, перечисляя его подлинные и вымышленные подвиги и заслуги. О нем сочиняли песни, печатали его портреты. В Лондоне Платов встречался с известным английским поэтом Байроном и писателем Вальтером Скоттом.

Уже впоследствии, когда Платов вернулся на Дон, к нему прибыл английский офицер и вручил ему диплом почетного доктора Оксфордского университета и саблю от граждан города Лондона.

Участие в войне 1812 года, боевые заслуги и патриотические подвиги не принесли, однако трудовому казачеству, как и всей трудовой России, лучшей жизни. Трудовой казак с полным правом мог сказать о себе словами русских солдат: «Мы проливали кровь... Мы избавили Родину от тирана (Наполеона), а нас вновь тиранят господа».

Остаток своих дней Платов посвятил административным делам, так как запущенное за военные годы хозяйство Области Войска Донского требовало его внимания.

Агарков Л.Т.

Выступление на конференции, 1955 год

Белый густой туман разливается в сумерках от реки по полю. Черными тенями бродят кони. Мальчишки из соседней казачьей станицы жмутся к костру. Разговор идет про коней и осеннюю ярмарку, на которой будут военные игры и скачки - главный праздник года. Для подростков тоже есть заезд, и отцы дают сыновьям своих лучших коней, чтобы те не ударили в грязь лицом.

Рыжий Иван и длинный Матвейка спорят, кто возьмет приз в этом году - Гнедой или Воронок. Вон они ходят по лугу, каждый со своей стороны, будто даже сейчас присматриваются друг к другу. Матвейкин Воронок с виду более грузный, но, как дойдет дело до скачки, нет ему равных, все об этом знают. «А вот и поглядим!» - не сдается Иван.

У Матвея Платова есть во всей этой истории особый интерес. Отец уже давно обивает пороги, чтобы смышленого мальчишку взяли на казачью службу - хоть писарем, хоть на посылки. Только мал он еще, всего тринадцать лет. Атаман сомневается. Не было еще такого у казаков, чтобы, как у дворян в государевой армии, с малолетства детей в полк записывать. Вот отец и говорит: если Матвейка покажет себя настоящим удальцом на скачках, атаман не устоит - будет мальчишке и служба, и боевой мундир.

Под утро, стреножив коней, ложатся ребята спать. А на рассвете приходит беда: Воронок, оступившись, падает в овраг и ломает хребет. Тихо стоят остальные мальчишки у края оврага, пока Матвей гладит и пытается поднять коня. Даже Иван молчит. Что тут скажешь?

Однако отец Матвея не готов так просто расстаться со своей мечтой. Две ночи он ходит из конца в конец избы мрачнее тучи. Матвей замирает на своей лавочке, думая, что вот-вот гроза разразится и ему достанется по полной. На третий день, так и не сказав ни слова, отец уезжает куда-то и возвращается с диким серым жеребцом поразительных статей. Да, он потратил все сбережения семьи, но конь - настоящий дьявол. На его спине Матвейка пронесется впереди всех на скачках, к первой в своей жизни безоглядной победе, одобрению атамана и назначению на службу в тринадцать лет, в 1766 году.

Отец не прогадал: этот триумф привил сыну вкус к честно заработанной славе, заставил поверить в свои силы и свою счастливую звезду, которая сделает Платова легендарным героем войны 1812 года, а всю Европу заставит сходить с ума по импозантным, свирепым и усатым русским казакам.

Проверка боем

Шел 1774 год. Молодой Платов, уже командовавший казачьей сотней, служил государыне императ­рице в первой русско-турецкой войне. На исходе войны случился удивительный эпизод, после которого Матвей Платов был лично представлен Екатерине II и приглашен ко двору.

Дело это начиналось как ничем не примечательная тыловая миссия. Два казачьих полковника, Платов и Ларионов, были приставлены к большому обозу, который должен был доставить продовольствие и боеприпасы на Кубань. На обрывистом берегу речки Калалах сделали остановку на ночлег. Купание, о котором пропотевшие всадники мечтали весь день, было долгим и веселым. Потом пустили коней на луг, поставили лагерь, поужинали и легли.

Матвей долго ворочался с боку на бок в душном шатре и никак не мог заснуть. Он вышел в прохладу ночи, закурил и увидел старого казака Фрола Авдотьева. Пару лет назад Платова назначили командиром в обход старых боевых заслуг Фрола, но тот не обиделся. Да и Матвей всегда относился к нему с почтением.

Тревожно что-то, Фролушка, - пожаловался Платов. - Да и мне неспокойно! - согласился тот. - Что-то творится у нас тут неподалеку. Слышишь, как птицы кричат? Им бы ночью спать. Приложи-ка ухо к земле!

Матвей послушно встал на колени, наклонился и прислушался. Ничего. Хотя... будто бы есть какой-то гул.

Гудит что-то вроде? - спросил он. - То-то и оно! - поднял палец Фрол. - Кажется мне, совсем неподалеку большая конница собирается. Не одна сотня голов! Неужто готовят засаду турки? Может, поскакать, разведать? - Поскачи, родной, если все равно не спится! - согласился Матвей.

Через час Фрол вернулся со страшными вестями: всего в нескольких километрах, прямо у дороги, по которой предстоит идти завтра, горят костры до горизонта! Тысяч десять, а то и двадцать человек там. Турки собрали остатки своей армии и явно готовят нападение. А у них всего две тысячи всадников на охране обоза!

Платов разбудил Ларионова, и они в спешном порядке стали держать совет. Бежать с неповоротливым обозом? Не успеют... Прорываться? Невозможно. Надо строить укрепления и обороняться, тем временем послав гонца на ближайшую заставу! Так считал Платов. Ларионов сказал, что снимает с себя командование, так как не верит, что они живыми выберутся из этой ловушки.

Осторожно подняли весь лагерь и до рассвета выстраивали телеги в оборонительное каре на крутом берегу реки. Двух гонцов послали за подмогой в ближайший гарнизон. Однако было понятно: даже если они поскачут самым быстрым галопом, подкрепление придет только к вечеру следующего дня. Надо рассчитывать только на себя. С зарей на гребне соседнего холма показались турки. Они с гиканьем спускались к укрепленному обозу, и Платов немедленно стал стрелять из единственной пушки. Так началась героическая осада на реке Калалах, которая продолжалась восемь часов и доказала, что донские казаки могут обороняться против врага, двадцатикратно превосходящего их числом!

Когда солнце клонилось к закату и Платов уже думал, что смертный час его близок, в рядах турков неожи­данно началось смешение. С запада их стали теснить свежие силы, прибывшие на подмогу из гарнизона, которые мгновенно рассеяли перепуганную армию противника.

Екатерина II пожелала собственноручно наградить героя, который с двумя полками смог разбить «целую армию». Матвей был представлен ко двору и произвел приятное впечатление. Императрица жеманно кивала простоватым шуткам юного усача и предложила ему останавливаться во дворце, если еще случится бывать в Петербурге.

Взлеты и опала

В 1775 году Платов участвовал в подавлении Пугачевского бунта. В 1780-м - усмирял чеченов и лезгин на Кавказе. Затем наступил период небольшой передышки, когда прославленного героя успели женить на казачке из хорошей семьи и он приготовился было активно продолжать род Платовых... Однако тут началась вторая русско-турецкая война, в которой атаман снова отличился и был назначен командующим казачьим войском.

В 1896 году на престол вступает Павел I. Старые фавориты при новой власти оказываются в опале. Не подозревающий о дворцовых интригах Платов не­ожиданно обнаруживает себя «организатором заговора против императора». Его на четыре года ссылают в Кострому, а затем и вовсе бросают в застенки Петропавловской крепости. Возможно, именно там Матвей подхватил чахотку, от которой лечился всю вторую половину своей жизни. Однако унижения, иезуитские допросы, безысходность и сюрреалистичность событий не сломили нашего героя. Он приобрел горькое знание о светской жизни, без которого невозможна настоящая военная карьера. Из простоватого и лихого вояки Платов за это время превратился в искушенного царедворца. И ему удалось вырваться на свободу! Однако довольно странным путем.

В 1801 году Платов был выпущен из Петропавловской крепости и немедленно командирован в Среднюю Азию для участия в легендарном Индийском походе, который некоторые военные историки до сих пор считают мистификацией. Документов об этом предприятии Павла почти не сохранилось, за исключением некоей «Памятной записки Лейбница с приложением проекта сухопутной экспедиции в Индию по договоренности между первым консулом и императором Павлом I». Франция подбивала Россию послать казаков в Среднюю Азию и начать сухопутное наступление на Индию, чтобы отвлечь в колонию силы Объединенного королевства, после чего Наполеон планировал атаковать Британскую империю из Европы. Несмотря на призрачные обещания «баснословных индийских богатств», для казаков эта экспедиция должна была закончиться неминуемым и полным разгромом. Однако такова была для Платова цена свободы.

Казачье ополчение было послушно собрано и отправлено к черту на кулички, но, к счастью, не успело достигнуть назначения. В марте 1801 года Павел I был задушен (существует мнение, что не без участия британской разведки, которая разузнала про коварный альянс). Александр I благоразумно отозвал казаков обратно, тем более что в Европе к тому времени уже задули злые ветры наполеоновских войн.

Платов и Наполеон

Стремительное наступление Франции на российских союзников, Австрию и Пруссию, заставило Александра I в 1805 году отправить подкрепление в Европу. Полноправной частью русской армии, «летучими войсками», стали казаки под предводительством атамана Платова. Быстрая и неудержимая казачья конница была идеальным инструментом для действий в тылу и преследования отступавшего врага, «летучие войска» использовали также для прикрытия собственного отхода. В Европе впервые увидели казаков - по-азиатски бешеных всадников в российских мундирах и с шашками наголо. Они пугали своим неожиданным появлением из какой-нибудь лесной засады, накатывали лавой, рубили без оглядки и так же неожиданно исчезали. Казаки стали секретным русским оружием, которого боялись за границей и которым гордились на родине. Державин сочинил даже подобающую случаю оду:

Плато́в! Европе уж известно, Что сил Донских ты страшный вождь. Врасплох, как бы колдун, всеместно Падешь как снег ты с туч иль дождь.

Однако же в командовании союзными антинаполеоновскими войсками царила неразбериха, не было общего плана. Победы сменялись поражениями, русская армия была измотана, на чужой территории трудно было доставать продовольствие и фураж. В 1807 году был заключен Тильзитский мир с Наполеоном.

На дипломатических встречах в Тильзите помимо банкетов и деловых переговоров устроили показательные скачки. Тут уж казаки показали себя во всей красе: джигитовка, выездка, стрельба из лука прямо на скаку! Наполеон был особенно поражен тем, что Платов также участвовал в показательном выступлении. Он подошел к атаману с комплиментами и предложил ему в дар свою алмазную табакерку. Матвей, прищурившись, подарок принял, однако заявил, что на Дону принято подарки «отдаривать», после чего преподнес Наполеону свой лук со стрелами.

Славное оружие! - восхитился француз. - Теперь я знаю, что меткие казаки могут из него подстрелить даже самую маленькую птичку! - Не только маленькой, но и крупной птице надлежит нас бояться, - заметил атаман.

Переводчики тогда поспешили сгладить неловкость, однако дерзкое замечание Платова оказалось пророческим. Всего через несколько лет наполеоновские войска, нарушив перемирие, пошли в наступление на Россию.

Горчичная водка

Наступление французов совпало с очень непростым периодом в жизни Платова. Еще при Екатерине заметил он одну вещь: будь ты хоть самым отважным героем, но без какого-нибудь самого малого титула перед твоим именем ты останешься в петербургских гостиных всего лишь забавной зверушкой. Вот уже больше двадцати лет, лишь только попав в столицу, Матвей снова и снова убеждался в этой горькой условности светского общества. Изменилось его обращение, у него за плечами был страшный опыт Петропавловской крепости и солидные годы, от проблем с легкими он лечился у лучших питерских докторов, как и представители самых знаменитых фамилий... В конце концов, он стал атаманом, официальным главнокомандующим всего Дона! На это возлагались немалые надежды. Но все равно все ордена, сабли и монаршие табакерки не давали атаману Платову права сидеть за столом впереди самого завалящего баронета, и этот самый баронет, демонстративно отвернувшись, ждал, когда Матвей Иванович первым подойдет к нему с приветствием в светской гостиной. Горько было Платову и обидно, и уже давно намекал он в высочайших кругах, что не орден и не очередная ленточка желанны ему, а достойный верного русского воина титул... Да все зря. Что же было делать с этой несправедливостью? Только запивать ее горчичной водкой, да, махнув рукой, самому идти здороваться и представляться как ни в чем не бывало. Однако в молодые годы можно было выпивать много и оставаться на коне, с бесшабашной храбростью разя врага на поле боя или в светском салоне. Но чем старше становился атаман, тем тяжелее давались ему алкогольные подвиги. Именно так Платов попал в беду во время отступления русской армии в 1812 году. Тогда растерянность от поражений атаман глушил водкой и ругал фельдмаршала Барклая. Тот давно затаил обиду на вспыльчивого казака, считал его вздорным пьяницей, который утопил в водке свои лучшие качества. Но формально придраться к атаману было не за что. И вот однажды случай представился: казаки пропустили наступление французов. Барклай немедленно написал государю рапорт, в котором говорил, что Платов «проспал» врага из-за беспробудного пьянства. Матвей Иванович был отстранен от командования передовыми отрядами и отправлен глубоко в тыл.

Реванш

Тяжело далась Матвею Ивановичу эта вторая опала. Спас его старый друг Кутузов. Лишь только многовластие Барклая, Багратиона и Тормасова закончилось и командование всеми русскими войсками перешло к Кутузову, Платов снова был возвращен на передовую.

Атаман оценил это: легкие войска, укрепленные дополнительным ополчением с Дона, подоспели на помощь как раз в критический момент Бородинской битвы. Именно казаки неожиданным появлением в тылу оттянули на себя атаку наполеоновских войск на бесценные два часа. Именно казаки не давали изможденным французам ни минуты покоя уже после битвы, появляясь из ночного сумрака и рубя расположившегося на отдых неприятеля. Именно казаки создавали общее тревожное впечатление, что, даже несмотря на уход из Москвы, Россия не сдалась - затаилась в темной лесной засаде и ждет своего часа, чтобы перейти в наступление.

Это наступление не заставило себя ждать. И тут уж Матвею Платову с его летучими берсерками не было равных. С громкими криками «ура!» они гнали врага обратно к границам Российской империи, захватывая бесконечные трофеи, наполеоновских генералов, артиллерийские орудия, не сбавляя темпа ни на секунду и не давая Наполеону перевести дух. Французский полководец, оценивая свое поражение в России, говорил Коленкуру: «Надо отдать справедливость казакам: именно им обязаны русские своими успехами в этой кампании. Это, бесспорно, лучшие легкие войска, какие только существуют». Уже в Польше, вытесненный за пределы Российской империи, Наполеон с горечью восклицал: «Дайте мне одних лишь казаков - и я пройду всю Европу!» Однако казаков у него не было, и французы в панике бежали все дальше, оставляя Пруссию и Австрию, а Наполеон был низвержен и сослан на остров Эльбу.

Для атамана Платова настало время величайшего триумфа и осуществления всех сокровенных желаний. Еще в самом начале контрнаступления русской армии Кутузов выхлопотал для него долгожданный графский титул. В 1814 году Платов в составе делегации Александра I посетил союзную Великобританию. Эта поездка на пике славы экзотических «казакофф» в Европе обернулась для атамана самым существенным испытанием - «медными трубами». Во время следования императорского кортежа в Лондон его постоянно останавливали местные жители, забрасывали цветами, подносили пироги, жали руки. Дамам особенно было любопытно посмотреть на «атаман Платофф», гарцевавшего на боевом коне. В какой-то момент англичанки вероломно подкрались сзади и отстригли прядь хвоста атаманского коня, которая немедленно была по волоску разобрана на сувениры. Оксфордский университет присвоил Платову звание почетного доктора, именем атамана был назван новый корабль английского военно-морского флота*.

Именно к этому моменту относится еще один замечательный исторический анекдот. Мастера лондонского оружейного завода подарили делегации Александра I знаменитую миниатюрную стальную блоху со сложным внутренним механизмом. Говорят, что именно отчаянный патриот Платов заявил, что российские оружейники не уступят англичанам. Он отвез насекомое в Тулу и попросил утереть нос иноземцам. Блоха была подкована, а на каждом гвоздике тульский мастер оставил свою подпись

Захватил знаменитый казак и кое-какой личный трофей. Из Англии Платов привез на Дон английскую барышню, про которую Денис Давыдов как-то пошутил: «Совершенно непонятно, каким образом Платов ухитрился «закампаньонить» оную мисс, не зная ни слова по-английски». Впрочем, великолепному «атаман Платофф» в таком деле опять же не нужно было лишних слов. Его жена-казачка к тому времени уже много лет как умерла, оставив достойное количество наследников графского титула, и белолицая мисс удачно скрасила преклонные годы боевого атамана.

Эти годы Платов провел в окружении сыновей и внуков, разводя на Дону особую породу боевых лошадей и радея о казачьих делах. Однако же проблемы с легкими не дали заслуженному ветерану долго наслаждаться покоем. Он умер 3 января 1818 года и со всеми подобающими ему почестями был похоронен под стенами строившегося каменного Вознесенского собора в Новочеркасске.

Анекдоты про Платова

Любимым собутыльником Платова был прусский генерал Блюхер. Двое вояк просто сидели друг против друга и напивались, пока Блюхер не падал набок. Языка друг друга они не знали, и адъютанты все интересовались, какое удовольствие Платову от этого знакомства. А Матвей Иванович обижался: «Разве тут нужны слова? И так понятно, что он сердечный человек! Только вот одна беда: не выдерживает!»

По одной из версий слово «бистро», которым называют во Франции кафе быстрого обслуживания, родилось во время пребывания казаков Платова в Париже. Разгромив Наполеона, русская армия гуляла в столице Франции с московским размахом. Горячие усачи на лошадях подъезжали к ресторанчикам и, иногда даже не спешившись, требовали чего-нибудь закусить и - «быстро, быстро, быстро!».

Государственный деятель, литератор и публицист граф Федор Васильевич Ростопчин как-то раз принимал у себя Платова. Подавали чай, и атаман обильно подливал в него ром. В это время к Федору Васильевичу пожаловал другой его друг, писатель Карамзин. Платов радостно поднялся навстречу новому гостю, протянул руку и со всей искренностью заметил: «Очень рад, очень рад знакомству! Я всегда любил сочинителей, потому что все они пьяницы!»

Матвей Иванович Платов - знаменитый русский военноначальник, участник многих кампаний, один из героев.

Родился он в 1751 году, в станице Старочеркасская, в семье войскового старшины. Матвей Иванович получил обычное начальное образование, а в 13 лет поступил на военную службу.

В 19 летнем возрасте отправился на первую в своей жизни войну с Турцией. В боях с турками проявил храбрость и мужество, за что был произведен в есаулы русской армии, стал командиром казачьей сотни.

Война продолжалась - новые сражения, новые подвиги, новые успехи. Платов стал войсковым старшиной, командовал полком. А ведь он был еще совсем молодым, ему было чуть больше 20 лет.

В 1774 году к Матвею Ивановичу пришла известность в русской армии. Солдаты его попали в окружение крымского хана, при сопровождении транспортных обозов.

Платов разбил лагерь, возвел укрепления, и сумел отбить несколько лихих атак противника. Вскоре подошло подкрепление. После этого события он был награжден золотой медалью.

В последующие годы Матвей Иванович участвовал в разгроме, успешно воевал на Кавказе с горскими народами. За успешные боевые действия ему был жалован чин полковника русской армии.

В 1782 году он познакомился м, впоследствии они довольно много общались.

В 1787 году грянула очередная. Казачий полк Платова входил в состав армии, руководимой Потемкиным. Полк проявил себя наилучшим образом при штурме крепости Очакова, за что Матвей Иванович был награжден орденом Святого Георгия четвертой степени.

За дальнейшие успехи в новой войне с Турцией, Платов произведен в походные атаманы. Настал декабрь 1790 года, ознаменованный громкой и известной победе русской армии -.

Матвей Иванович был одним из первых, кто высказался за штурм мощной крепости. Во время штурма Измаила, он командовал одной из колонн штурмующих, а после целым левым флангом русской армии. Во время штурма атаман вел солдат в атаку, подавая им личный пример мужества и героизма.

За участие во Взятии Измаила, Матвей Платов был удостоен ордена Святого Георгия третьей степени.

В 1796 году, по поручению императрицы Екатерины II, он участвует в Персидском походе русской армии. За участие в этом походе, был удостоен золотой сабли «За храбрость» и ордена Святого Владимира второй степени.

В 1897 году Платов попал в немилость императора. По подозрению в заговоре против императора, был сослан в Кострому. После Костромы было заточение в Петропавловской крепости. В 1801 суд оправдал атамана, а Павел I признал ошибочность своих обвинений, и пожаловал Матвею Ивановичу Мальтийский Орден.

После того, как новым императором России стал Александр I, Платов был произведен в генерал-лейтенанты, и назначен Атаманом Войска Донского. На новой должности он многое успел сделать.

Столица Донского Войска была перенесена из Старочеркасска в Новочеркасск. Здесь он активно занимался развитием казачьих войск, следил за их вооружением и боевой подготовкой. Атаманом Платовым на Дону была открыта первая гимназия.

Матвей Иванович участвовал в русско-французской кампании 1806-1807 годов. За успехи в войне с Францией был удостоен ордена Святого Георгия второй степени и ордена Святого Владимира второй степени.

В Тильзите, где русский и французский императоры подписывали Тильзитский мирный договор между державами, Платов лично познакомился с Наполеоном. Бонапарт даровал ему памятную табакерку, и собирался жаловать ему орден Почетного Легиона - от него генерал отказался: «Я французам не служил, и служить не могу» - произнес Платов.

В начале Отечественной Войны 1812 года Матвей Иванович возглавлял корпус казаков, который входил в армию Барклая-де-Толли. Так вышло, что казакам Платова пришлось прикрывать отход армии.

27 июня 1812 года состоялось сражение у местечка Мир, где казаки Платова уничтожили целых девять французских полков. Эта победа стала первой победой русской армии в Отечественной Войне 1812 года.

Русским войскам приходилось тяжело, бесконечные отступления давались нелегко. Так вышло, что из-за ошибки Платова русский арьергард пропустил французские войска вперед.

Барклай отстранил Матвея Ивановича от занимаемой должности. Он уже было собирался возвращаться на Дон, но возглавивший русскую армию, вернул опытного вояку в расположение действующей армии.

Платов участвовал в, его полки знатно орудовали на правом фланге, раз за разом, давая французам достойный отпор. В самый критический момент, казачьи отряды Матвея Ивановича провели молниеносную контратаку, расстроив ряды неприятеля.

После Бородинского сражения в войне наступило кратковременное затишье. В этот период атаман Платов инициировал мобилизацию казаков на Дону. В ходе мобилизации, ряды русской армии пополнили 22 тысячи казаков.

За заслуги во время Отечественной Войны 1812 года Платову был пожалован титул графа. В последующие годы Матвей Иванович вместе со своими казачьими отрядами внес большой вклад в общее дело по разгрому Наполеона.

Умер Матвей Платов в январе 1818 года. При Николае I, по случаю 100 - летия Платова, в Новочеркасске ему был установлен памятник.

Неизвестный художник. Портрет М.И. Платова (начало XIX в.)

Плато́в! Европе уж известно,Что сил Донских ты страшный вождь.Врасплох, как бы колдун, всеместноПадёшь, как снег ты с туч иль дождь.

Г.Р. Державин (1807)

В 1801 г. императором Павлом I овладела мысль вместе с французской армией выступить против Англии и пойти походом в Индию, которая была одной из сильнейших британских колоний.

Платову было предложено возглавить казачье войско – он был очень популярным в то время среди донских казаков. Сейчас эта идея похода в Индию кажется фантастической, но тогда к ней готовились всерьёз: казачье войско состояло из 27 500 человек и 55 000 лошадей. Но когда казаки дошли до Оренбурга, пришла весть о смерти Павла I и вступлении на престол Александра I. Поход был отменён, а Платов был произведён в генерал-лейтенанты и назначен войсковым атаманом Войска Донского.

Неизвестный художник. Портрет М.И. Платова на коне (1810)

Это всего лишь один эпизод из жизни атамана Матвея Ивановича Платова, полной событий, приключений и героических подвигов. «Вихрь-атаман» – так называл его поэт В. Жуковский. А преданные ему казаки сочиняли песни о его военных победах.

Из биографии

Бюст М. И. Платова в станице Старочеркасская (Ростовская область)

Матвей Иванович Платов родился в семье войскового старшины в Черкасске, столице донского казачества, в 1751 г.

СтаницаСтарочерка́сская (затем до 1805 г.Черка́сск ) расположена в Аксайском районе Ростовской области. Здесь, кроме М. Платова, родились многие другие донские герои.

Храм Петра и Павла (ст. Старочеркасская)

А в этом храме был крещён в 1751 г. М.И. Платов, герой Отечественной войны 1812 г.

Именно в Отечественную войну 1812 г. имя Платова стало всенародно известным, хотя как храбрый командир он отличился ещё в чине есаула в 1771 г. при атаке и взятии Перекопской линии и Кинбурна. С 1772 г. он стал командовать казачьим полком, и уже во вторую турецкую войну (1787-1791) отличился при штурме Очакова, за что 14 апреля 1789 г. был награждён орденом Св. Георгия 4-го кл.

Я. Суходольский «Штурм Очакова»

Затем М. Платов участвовал в персидской войне 1795-1796 гг. в чине походного атамана. Но в 1797 г. Павел I заподозрил его в заговоре против императора и сослал в Кострому, а затем заключил в Петропавловскую крепость. Но в январе 1801 г. по указу Павла I М. Платов принял участие в походе в Индию.

Основание Новочеркасска

Основание этого города – идея и её воплощение – принадлежит М.И. Платову.

Для чего это было нужно?

Станица Старочеркасская

Станица Старочеркасская расположена на правом берегу реки Дон, и её почти ежегодно затапливало водами разливающегося весной Дона. Другой причиной стали частые пожары в прежней казачьей столице, построенной хаотично, без генерального плана, в огне которых выгорало до половины деревянных строений. Кроме того, к Черкасску отсутствовали надёжные сухопутные подъездные пути.

Атаман Платов давно вынашивал проект создания новой столицы Донского казачьего войска. В 1804 г. император Александр I утвердил представление М. И. Платова «об основании на Дону нового города, который будет именоваться новым Черкасском».

Неизвестный художник. Портрет Франца де Воллана (Деволана, около 1805)

Над планом города работал известный французский инженер Франц Деволан. Он был первым инженером в армиях Г. А. Потёмкина и А. В. Суворова, первым архитектором Вознесенска, Одессы, Новочеркасска, Тирасполя, Овидиополя и других городов, строителем первого чугунного моста в Петербурге, первым инженером во главе Ведомства путей сообщения, первым членом Комитета министров от этого ведомства. Под его руководством были созданы Тихвинская и Мариинская водные системы. В 1805 г. в день праздника Вознесения Господне состоялась торжественная закладка нового города. Празднично устроенный переезд в Новый Черкасск состоялся 9 мая 1806 г. и был ознаменован 101 выстрелом из орудий. В настоящее время Новочеркасск является уже столицей мирового казачества, а в центре города, возле Войскового собора, стоит памятник основателю города – атаману Матвею Ивановичу Платову.

Памятник атаману М.И Платову в сквере Платова (г. Новочеркасск)

Есть в этом городе и конный памятник М.И. Платову.

Конный памятник М.И. Платову (г. Новочеркасск)

Памятник Всевеликому Войску Донскому (г. Новочеркасск)

Отечественная война 1812 года

Во время Отечественной войны 1812 г. Платов командовал сначала всеми казачьими полками на границе, а потом прикрывал отступление армии, одновременно предпринимая успешные бои с французами (под местечком Мир и Романово).

Бой под Миром в июле 1812 г. называют «делом казаков Платова».

Основные силы французской Великой армии перешли Неман в Литве, размещённые там 1 и 2 русские армии оказались разделёнными наступающими французами. Командующий 2-й армией Багратион, находившийся в Волковыске, получил приказ срочно двигаться на соединение с 1-й армией Барклая де Толли. С запада Багратиона преследовала армия Жерома Бонапарта.

1 июля отступавшая армия Багратиона направилась к соединению, но 3 июля, избегая боя с армией маршала Даву, повернула обратно к Несвижу. 8 июля армия Багратиона остановилась на отдых у Несвижа, и Багратион приказал атаману Платову выслать разъезды и сдержать движение неприятеля, пока армия будет отдыхать.

Под начальством атамана Платова было 5,5 казачьих полков численностью в 2 600 сабель. 9 июля атаман Платов приказал устроить засаду и задержать передовой отряд противника. В. А. Сысоев (генерал-лейтенант, также донской казак) разделил свой полк на три группы: одна сотня была демонстративно выставлена вперёд; перед Миром были поставлены две сотни; на дороге южнее Мира скрытно расположились основные казацкие силы с мобильной артиллерией. Так была подготовлена засада «казачий вентерь». Польские уланы попались в засаду, в ходе двух дней боёв под Миром были разбиты 6 уланских полков; Платов захватил в плен 18 офицеров и 375 нижних чинов. Практически все пленные были ранены по причине чрезвычайно ожесточённого боя.

Арьергардный бой Платова задержал движение наполеоновских войск и обеспечил отход 2-й армии Багратиона к Слуцку. Наполеон Бонапарт был взбешён, в поражении дивизии он обвинил собственного брата Жерома, командующего правым крылом армии, и тот возвратился в Вестфальское королевство. Командование войсками Жерома принял на себя маршал Даву.

Атаман М.И. Платов. Гравюра С. Карделли (начало XIX в.)

В сражении у села Семлево армия Платова разгромила французов и взяла в плен полковника из армии маршала Мюрата. Этот успех Платов разделил с генерал-майором бароном Розеном.

Д. Доу «Портрет Г. В. Розена». Эрмитаж (Санкт- Петербург)

Во время отступления французской армии Платов преследовал её и нанёс ей поражения у Городни, Колоцкого монастыря, Гжатска, Царево-Займища, под Духовщиной и при переправе через реку Вопь. За заслуги именным Высочайшим указом от 10 ноября 1812 г. атаман войска Донского, генерал от кавалерии, Матвей Иванович Платов возведён, с нисходящим его потомством, в графское Российской империи достоинство. В ноябре Платов занял с боя Смоленск и разбил войска маршала Нея под Дубровной.

В 1813 г. М. Платов воевал в Пруссии; в сентябре получил начальство над особым корпусом, с которым участвовал в сражении при Лейпциге и, преследуя неприятеля, взял в плен около 15 тыс. человек. В 1814 г. он сражался во главе своих полков при взятии Немюра, у Арси-сюр-Оба (сражение 20-21 марта между армией Наполеона и Главной армией союзников на реке Об в ходе кампании 1814 г. на территории Франции. Это было последнее сражение Наполеона, где он лично командовал войсками перед его первым отречением от власти), Сезанна, Вильнева. Награждён орденом святого Андрея Первозванного.

После заключения мира М.И. Платов сопровождал императора Александра I в Лондон, где его встречали шумными овациями. Он стал первым русским, кому присвоили звание почётного доктора Оксфордского университета (хотя Платов был обучен только грамоте).

Его именем был назван корабль королевских военно-морских сил, а Лондонским монетным двором в его честь были отчеканены бронзовые медали.

Медальон в честь Платова (1814)

М.И. Платов умер 15 января (по н. ст.) 1818 г. Несколько раз его прах был перезахоронен, но окончательно перезахоронен на прежнем месте в войсковом соборе 15 мая 1993 г. (г. Новочеркасск).

Прижизненный портрет М. И. Платова, написанный во время его пребывания в Лондоне (1814)

Легенда

Невозможно предположить, что жизнь человека, имевшего такой бурный темперамент и такую героическую биографию, не обросла бы всевозможными мифами и легендами. Но ведь не о каждом слагают легенды, только о тех, кто их заслуживает. А может быть, и не легенда это вовсе, а быль. Но рассказывают о встрече Платова и Наполеона так.

Встретились они ещё в 1907 г., при заключении Тильзитского мира. В свите императора Александра I присутствовал М.И. Платов. Он наблюдал за встречами двух императоров на реке Неман. Во время одной из таких встреч Наполеон решил наградить русских генералов орденом Почетного легиона. В число награждённых входил и Платов. Узнав об этом, казачий атаман возмущённо сказал: «За что ему меня награждать? Ведь я ему не служил и служить не могу никогда». Конечно, эти слова тут же передали Наполеону, который на встрече, знакомясь с русскими генералами, не удостоил рукопожатием только одного Платова. Но Платов припомнил ему эту обиду.

Д. Серанжели «Прощание Наполеона с Александром I в Тильзите» (Версальский дворец)

На одном из военных смотров Платов долго и пристально смотрел на Наполеона, чем затронул его самолюбие. Наполеон отправил к Платову генерала из своей свиты. Генерал спросил: «Атаману не нравится великий император, что он так пристально смотрит на него?». «Я вам скажу, что я вовсе не на императора вашего смотрю, ибо в нем нет ничего необыкновенного, он такой же, как и прочие люди. Я смотрю на его лошадь, а как сам знаток, то весьма хочется мне узнать, какой она породы», – ответил ему Платов.

Но этот конфликт завершился вполне мирно, а именно: обменом подарками. Наполеон подарил Платову табакерку с собственным портретом, а Платов подарил императору боевой лук. Но в 1814 г. Платов заменил портрет Наполеона на табакерке на «более приличный антик». Платов всегда оставался самим собой.

Памятник М.И. Платову в Москве

Платов родился в столице донского казачества Черкасске (ныне — станица Старочеркасская Аксайского района Ростовской области).«Из старшинских детей Войска Донского» — его отец-казак был войсковым старшиной. По рождению принадлежал к старообрядцам-поповцам, хотя в силу своего положения не афишировал этого. Мать — Платова Анна Ларионовна, родилась в 1733 году. В браке с Иваном Фёдоровичем у них было четверо сыновей — Матвей, Стефан, Андрей и Пётр.

Матвей Иванович поступил в службу на Дону в Войсковую канцелярию в 1766 году в чине урядника, а 4 декабря 1769 года получил чин есаула.

В 1771 году отличился при атаке и взятии Перекопской линии и Кинбурна. С 1772 года командовал казачьим полком. В 1774 году воевал против горцев на Кубани. 3 апреля был окружен татарами у реки Калалы, но сумел отбиться и заставил противника отступить.

В 1775 году во главе своего полка принял участие в разгроме пугачёвцев.

Яицкие казаки в походе (акварель конца XVIII века).Неизвестный художник

В 1782—1783 годах сражался с ногайцами на Кубани. В 1784 году участвовал в подавлении восстаний чеченцев и лезгин.

В 1788 году отличился при штурме Очакова. В 1789 году — в сражении под Каушанами (13 сентября) при взятии Аккермана (28 сентября) и Бендер (3 ноября). Во время штурма Измаила (11 декабря 1790 года) возглавил 5-ю колонну.

Я. Суходольский. «Штурм Очакова»

Гравюра С. Шифляра «Штурм Измаила 11(22) декабря 1790 года» (разукрашенная версия). Выполнена по акварельному рисунку известного художника-баталиста М. М. Иванова. В основу рисунка легли натурные зарисовки, сделанные художником во время боя.

С 1790 года атаман Екатеринославского и Чугуевского казачьих войск. 1 января 1793 года произведён в генерал-майоры.

В 1796 году участвовал в персидском походе. После того как указом из Петербурга поход был внезапно отменён, ослушавшись Высочайшего повеления, остался со своим полком охранять штаб командующего генерал-аншефа графа Валериана Зубова, которому грозил персидский плен.

Валериан Александрович Зубов

Художник И. М. Грасси, 1796 год

Был заподозрен императором Павлом I в заговоре и в 1797 году сослан в Кострому, а затем заключён в Петропавловскую крепость. В январе 1801 года был освобождён и стал участником самого авантюрного предприятия Павла — Индийского похода. Лишь со смертью Павла в марте 1801 года уже выдвинувшийся во главе 27 тысяч казаков к Оренбургу Платов был возвращён Александром I.

Тройной портрет: М.И. Платов, Ф.П. Денисов, В.П. Орлов

15 сентября 1801 года произведён в генерал-лейтенанты и назначен войсковым атаманом Войска Донского. В 1805 году основал новую столицу донского казачества — Новочеркасск. Много сделал для упорядочения управления войском.

Матвей Иванович Платов

Матвей Иванович Платов

В кампании 1807 года командовал всеми казачьими полками действующей армии. После сражения при Прейсиш-Эйлау заслужил всероссийскую известность. Прославился своими лихими налётами на фланги французской армии, нанёс поражение нескольким отдельным отрядам. После отступления от Гейльсберга отряд Платова действовал в арьергарде, принимая на себя постоянные удары преследовавших русскую армию французских войск.

Битва при Прейсиш-Эйлау,Жан-Шарль Ланглуа

Матвей Иванович Платов

Битва при Гейльсберге

В Тильзите, где был заключен мир, Платов познакомился с Наполеоном, который в знак признания боевых успехов атамана подарил ему драгоценную табакерку. От французского ордена Почётного легиона атаман отказался, сказав:

Я Наполеону не служил и служить не могу.

Отечественная война и Заграничный поход

Во время Отечественной войны 1812 года командовал сначала всеми казачьими полками на границе, а потом, прикрывая отступление армии, имел успешные дела с неприятелем под местечком Мир и Романово. В сражении у села Семлево армия Платова разгромила французов и взяла в плен полковника из армии маршала Мюрата. Часть успеха принадлежит генерал-майору барону Розену, которому атаман Платов предоставил полную свободу действия. После сражения при Салтановке прикрывал отступление Багратиона к Смоленску. 27 июля (8 августа) атаковал у деревни Молево Болото кавалерию генерала Себастьяни, опрокинул противника, взял 310 пленных и портфель Себастьяни с важными бумагами.

Добавить комментарий