Общие сведения
464 0

Итоги русско турецкой войны 1828 1829 таблица. Русско-турецкая война (1828–1829)

Военный конфликт между Российской и Османской империями в 1828 г. возник в результате того, что после Наваринского сражения в октябре 1827 года Порта (правительство Османской империи) закрыла пролив Босфор, нарушив Аккерманскую конвенцию. Аккерманская конвенция - соглашение между Россией и Турцией, заключённое 7 октября 1826 г. в Аккермане (сейчас это город Белгород-Днестровский). Турция признавала границу по Дунаю и переход к России Сухума, Редут-кале и Анакрии (Грузия). Она обязалась в течение полутора лет выплатить по всем исковым требованиям русских подданных, предоставить русским подданным право беспрепятственной торговли на всей территории Турции, а русским торговым судам - право свободного плавания в турецких водах и по Дунаю. Гарантировалась автономия Дунайских княжеств и Сербии, господари Молдавии и Валахии должны были назначаться из местных бояр и не могли быть отстранены без согласия России.

Но если рассматривать этот конфликт в более широком контексте, то необходимо сказать о том, что эта война была вызвана тем, что греческий народ начал борьбу за независимость от Османской империи (еще в 1821 г.), а Франция и Англия стали помогать грекам. Россия в это время проводила политику невмешательства, хотя состояла в союзе с Францией и Англией. После смерти Александра I и вступления на престол Николая I Россия изменила отношение к греческой проблеме, но в то же время между Францией, Англией и Россией начались разногласия в вопросе раздела Османской империи (дележки шкуры неубитого медведя). Порта тут же объявила о том, что она свободна от договоренностей с Россией. Русским судам был запрещен вход в Босфор, а войну с Россией Турция предполагала передать Персии.

Порта перенесла свою столицу в Адрианополь и укрепляла дунайские крепости. Николай I в это время объявил войну Порте, а она объявила войну России.

Русско-турецкая война 1828-1829 годов - военный конфликт между Российской и Османской империей, начавшийся в апреле 1828 года вследствие того, что Порта после Наваринского сражения (октябрь 1827 года) в нарушение Аккерманской конвенции закрыла пролив Босфор.В более широком контексте, эта война стала следствием борьбы между великими державами, вызванной греческой войной за независимость (1821-1830) от Османской империи. В ходе войны русские войска совершили ряд походов в Болгарию, на Кавказ и на северо-восток Анатолии, после чего Порта запросила мира.К России перешла бо́льшая часть восточного побережья Чёрного моря (включая города Анапа, Суджук-кале, Сухум) и дельта Дуная.

Османская империя признавала российское верховенство над Грузией и частями современной территории Армении.

14 сентября 1829 года между двумя сторонами был подписан Адрианопольский мир, в результате которого к России перешла большая часть восточного побережья Чёрного моря (включая города Анапа, Суджук-кале, Сухум) и дельта Дуная.

Османская империя признала переход к России Грузии, Имеретии, Мингрелии, Гурии, а также Эриванского и Нахичеванского ханств (переданных Ираном по Туркманчайскому миру).

Турция подтверждала принятые по Аккерманской конвенции 1826 года обязательства по соблюдению автономии Сербии.

Молдавии и Валахии предоставлялись автономии, и на время проведения реформ в Дунайских княжествах оставались русские войска.

Турция согласилась также с условиями Лондонского договора 1827 года о предоставлении автономии Греции.

Турция обязывалась в течение 18 месяцев уплатить России контрибуцию в размере 1,5 млн голландских червонцев.

После разгрома объединенной англо-франко-российской эскадрой в октябре 1827 г. египетско-турецкого флота в бухте Наварин Великобритания и Франция не пожелали идти на дальнейший военный конфликт с Турцией, чего так добивалась Россия. Турецкое правительство, учитывая разногласия между тремя державами, упорно отказывалось дать Греции автономию и соблюдать договоры с Россией. Отношения европейских держав с Турцией осложнились. Это создавало тактическую выгоду для ближайшего ее соседа - России, которая могла теперь действовать против Турции более решительно. Турция своей политикой лишь подталкивала экспансионистские круги России к агрессии.

Успешное завершение войны с Ираном и подписание Туркманчайского мира позволили Николаю I начать войну против Турции. Целью этой войны Россия видела решение проблемы своего контроля над проливами Босфор и Дарданеллы - «ключами от своего собственного дома», как говорили русские в то время. Россия желала обеспечить свободу выхода в Средиземноморье и закрепить свое влияние на Балканах и в Закавказье.

Формальным поводом для начала военных действий послужило «несоблюдение» Турцией Аккерманской конвенции, заключенной с Россией в 1826 г., в частности, статьи о свободе проезда российскими купцами через черно­морские проливы и о праве заступничества России в делах Дунайских княжеств Молдавии, Валахии, а также Сербии.

Заручившись невмешательством в конфликт Великобритании, которая в силу конвенции 1827 г. и своего участия в Наваринском сражении соблюдала нейтралитет и даже обязалась не мешать продвижению российских войск, 7 мая 1828 г. Россия начала захватническую войну с Турцией. Международная обстановка действительно благоприятствовала российским агрессорам. Из всех великих держав только Австрия открыто оказывала туркам материальную помощь. Франция по тем же причинам и в виду установившихся тесных связей между правительством Бурбонов и российским правительством Романовых также не выступила против России. Пруссия заняла к России нейтральную позицию.

Бездарно управляемая, особенно при личном вмешательстве царя, российская армия, несмотря на храбрость солдат, долго не могла одолеть не слишком сильное сопротивление находящейся в стадии переформирования армии турок. Многочисленные ошибки российского командования затянули войну до осени 1829 г. Более-менее успешные военные действия шли лишь в Закавказье. Но в Европе иногда казалось, что русские уйдут ни с чем и все предприятие окончится провалом.

Поддерживавший турок австрийский министр иностранных дел граф Клемент Меттерних поспешил опо­вестить посольства Великобритании, Франции и Пруссии о будто бы безнадежном положении российских войск на Балканском полуострове и стал предлагать европейским державам потребовать у слабой в военном отношении России немедленного прекращения войны. Однако ни правительства, ни либеральная часть общества этих стран так не считали, хорошо зная турецкого султана Махмуда II как представителя кровавого деспотизма, виновника неслыханных зверств над греками.

Исход войны в Азии был решен после взятия армией генерала-фельдмаршала Ивана Паскевича важного стра­тегического пункта - Эрзурума (1829 г.). На европейском театре войны армия генерала-фельдмаршала Ивана Дибича, наконец, перебив при Кулевче основные турецкие силы, прорвалась через Балканы и, выйдя в долину реки Марицы, захватила город Эдирне (Адрианополь). Авангард российских войск стал угрожать Стамбулу (Константинополю).

Правительство Турции, потерпев серию военных неудач, стало всерьез опасаться занятия вражескими войсками турецкой столицы и проливов Босфор и Дарданеллы. Махмуд II решил просить мира. Начались переговоры. Опасаясь международных осложнений, а также того, что Турция узнает о слабости российской армии, которая не в состоянии взять Стамбул (около четырех тысяч солдат лежала в лазаретах), Россия спешила закончить войну и выдвинула свои требования. 14 сентября 1829 г. в Эдирне (Адрианополе) между Россией и Турцией был подписан кабальный для побежденных мирный договор. Турция согласилась с российскими требованиями. По условиям договора она отдавала России часть своих территорий: весь черноморский берег от устья реки Кубань до пристани Св.Николая (около Поти) и часть Ахалцыхского пашалыка. В европейской части граница между двумя государствами устанавливалась по реке Прут до ее впадения в Дунай, к России отходили острова в дельте Дуная. Турция, наконец, согласилась признать присоединение к России областей Закавказья, завоеванных Россией в начале XIX в., а такэке Туркманчайский мирный договор с Ираном. Российские суда получили подтверждение права прохода через Босфор и Дарданеллы.

В Дунайских княжествах Молдавия и Валахия, а так­же в болгарской крепости Силистрия оставались российские войска до выполнения всех условий Адрианопольского договора. Согласно российско-турецкому договору 1829 г., за этими княжествами впредь сохранялась внутренняя автономия с правом иметь «земское войско», т.е. они были независимыми во внутреннем управлении, но вассальными по отношению к Турции княжествами. По отношению к Сербии, начавшей к тому времени очередное восстание, турецкое правительство обязалось выполнить условия Бухарестского договора о предоставлении сербам права передавать через своих депутатов султану требования о неотложных нуждах сербского народа. В следующем 1830 г. непрекращающиеся волнения сербов (которым Россия уделяла особое внимание, так как сербы и русские придерживались восточного греческого - христианского вероисповедания) вынудили турецкого султана издать указ, по которому за Сербией также признавалась автономия.

Одним из важных последствий русско-турецкой войны явилось предоставление независимости Греции. В Адрианопольском договоре Турция приняла все условия, определявшие внутреннее устройство и границы Греции. В 1830 г: Греция была объявлена самостоятельным государством, связанным с турецким султаном лишь обязательством платежа 1,5 млн. пиастров в год, причем эти платежи начинались лишь на пятый год после принятия Турцией условий договора. Однако в состав Греции не вошли спорные территории - часть Эпира, Фессалия, остров Крит, Ионические острова и некоторые другие некогда греческие земли.

После длительных переговоров между Великобрита­нией, Францией и Россией относительно устройства Греции населению страны предоставлялось право избрать государем какого-нибудь принца из царствующих в Европе христианских династий, но не англичанина, не русского и не француза. В Греции была образована монархия во главе с прусским принцем Оттоном. Как Россия ни старалась, вскоре Греция попала под финансовый, а затем и политический контроль Великобритании.

Таким образом, победа России над Турцией обеспечила Греции государственную самостоятельность и упрочила автономию Сербии, Валахии и Молдавии. Адриа-нопольский трактат дал России большие выгоды: явился важной вехой в освобождении балканских народов от турецкого владычества, а также способствовал тому, что Россия получила возможность вывести свои войска с Балкан, чтобы их кинуть на усмирение вспыхнувшего в 1830 г. восстания в Польше, Белоруссии и Литве, а также выставить силы против мюридов, продолжающих вести на Кавказе народную войну.

Таким образом, усиление позиции России на Балканах и в Азии в результате войны 1828 - 1829 гг. еще больше обострило восточный вопрос. К этому времени положение Османской империи значительно осложнилось в связи с открытым выступлением против власти султана еще одного непокорного турецкого вассала - египетского паши Мухаммеда-Али.

Русско-турецкая война 1828–1829 гг

В царствование императора Николая I одним из основных направлений российской дипломатии был восточный вопрос - взаимоотношения с Османской империей и решение международных проблем, связанных со все большим ее ослаблением. В рамках этого направления большое значение играли проблемы, связанные с черноморскими проливами Босфором и Дарданеллами и расширением влияния Российской империи среди славянских народов Балканского полуострова. Россия стремилась добиться свободного прохода торговых и, возможно, боевых кораблей через проливы, так как это были единственные ворота для экспорта причерноморского хлеба, в котором нуждались европейские страны. Кроме того, со времен Екатерины Великой Россия считалась основной покровительницей православных славянских народов, угнетаемых властями Османской империей.

В 1821 г. в Греции вспыхнуло восстание против турецкого ига. В течение нескольких лет повстанцы с переменным успехом сражались с войсками турецкого султана. Наконец, в 1827 г. Национальное собрание греков приняло греческую конституцию и заявило о независимости страны от турецкого султана. Собравшиеся в Лондоне представители Британии, Франции и России обратились к Стамбулу с нотой о признании нового государства. Однако султан отказался и приказал объединенному турецко-тунисско-египетскому флоту высадить десант на греческом побережье. Прибывшие к месту высадке мусульмане устроили жестокую резню греческого населения. В ответ европейские страны ввели в Средиземное море объединенную англо-русско-французскую эскадру, которая 20 октября (1 ноября) 1827 г. в Наваринской бухте разгромила султанский флот. В бою отличился флагман русских морских сил линейный корабль «Азов» под командой капитана 1 ранга М. П. Лазарева. Во время жестокой артиллерийской дуэли «Азов» потопил флагманский турецкий корабль и нанес множество повреждений другим судам. Под командой лейтенанта П. С. Нахимова и мичмана В. А. Корнилова матросы-азовцы успевали тушить пожары и вести прицельный огонь по врагу.

За этот бой «Азову» был присвоен кормовой Георгиевский флаг. Впервые в истории русского флота корабль стал гвардейским. Его командир был произведен в контр-адмиралы. Лейтенант Нахимов, получивший после сражения чин капитан-лейтенанта, был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени.

Однако английские и французские дипломаты были обеспокоены тем, что эта победа сможет укрепить положение России в районе черноморских проливов. Они дали понять турецкому владыке, что их страны останутся нейтральными в случае возможного русско-турецкого конфликта. Получив эти сведения, султан Махмуд II объявил себя защитником ислама и начал укреплять береговую линию черноморских крепостей. Видя столь активные приготовления, российский император объявил Турции войну.

На театрах военных действий Россия располагала 95-тысячной Дунайской армией под командованием генерала графа П. X. Витгенштейна и 25-тысячным Отдельным кавказским корпусом под командованием генерала И. Ф. Паскевича. Против этих сил Османская империя выставила армию общей численностью до 200 тыс. чел. (150 тыс. на Дунае и 50 тыс. на Кавказе). Перед Дунайской армией была поставлена задача занять Молдавию, Валахию и Добруджу, а также овладеть крепостями Шумлой и Варной.

7 мая 1828 г. Дунайская армия Витгенштейна перешла реку Прут и начала боевые действия. Под его руководством были взяты крепости Исакчи, Мачин и Браилов. Одновременно была проведена морская экспедиция к кавказскому побережью в районе Анапы. Но вскоре продвижение Витгенштейна на дунайском театре резко замедлилось. Русские войска не смогли взять крепости Варну и Шумлу и приступили к долгой осаде. Вскоре выяснилось, что осада Варны по слабости у ней наших сил не обещала успеха; в войсках, стоявших под Шумлой, свирепствовали болезни. Лошади массой падали от бескормицы; между тем дерзость турецких партизан все увеличивалась.

В это время неприятель, сосредоточив более 25 тысяч у Виддина и Калафата, усилил гарнизоны крепостей Рахов и Никополь. Таким образом, турки везде имели перевес в силах, но, к счастью, не воспользовались этим. Между тем в половине августа к Нижнему Дунаю начал подходить гвардейский корпус, а за ним следовал 2-й пехотный. Последнему было приказано сменить у Силистрии осадный отряд, который затем притянут под Шумлу; гвардия же направлена к Варне. Для выручки этой крепости прибыл от реки Камчик 30-тыс. турецкий корпус Омера-Врионе. Последовало несколько безрезультатных атак с той и другой стороны, а когда 29 сентября Варна сдалась, то Омер стал поспешно отступать, преследуемый отрядом принца Евгения Вюртембергского, и направился к Айдосу, куда еще ранее отошли войска визиря.

Между тем граф Витгенштейн продолжал стоять под Шумлой; войск у него за выделением подкреплений к Варне и в другие отряды оставалось всего около 15 тыс.; но в 20-х числах сентября к нему подошел 6-й корпус. Силистрия продолжала держаться, так как 2-й корпус, не имея осадной артиллерии, не мог приступать к решительным действиям.

9 февраля 1829 г. на имя Витгенштейна был дан Высочайший рескрипт, в котором царь благодарил фельдмаршала за 40-летнюю службу и принимал его отставку.

В новой кампании Дунайскую армию возглавил генерал от инфантерии И. И. Дибич. Его назначение коренным образом изменило обстановку на театре военных действий.

19 июня 1829 г. сдалась крепость Силистрия, а Дибич стал готовить армию к походу на Балканы, который начался 2 июля 1829 г. Причем на долю графа Дибича выпала участь бороться не только с турками, но и с не менее опасным противником - чумой, сильно ослабившей его армию.

Известный прусский фельдмаршал Мольтке отметил: «Оставляя в стороне материальное ослабление вооруженных сил, должно признать в главнокомандующем необыкновенную силу воли, чтобы среди борьбы с такими ужасающими и распространенными бедствиями не терять из вида великую цель, которая могла быть достигнута, придерживаясь неизменно решительного и быстрого образа действий. По нашему (т. е. Мольтке) мнению, история может произнести в пользу действий графа Дибича в турецкую кампанию нижеследующий приговор: располагая слабыми силами, он предпринимал только то, что представлялось безусловно необходимым для достижения цели войны. Он приступил к осаде крепости и одержал в открытом поле победу, которая открыла ему доступ в сердце неприятельской монархии. Он очутился здесь с одним призраком армии, но ему предшествовала слава непобедимости. Россия обязана счастливым исходом войны смелому и вместе с тем осторожному образу действий графа Дибича».

В шесть переходов, попутно одержав важную победу при Сливне, русская армия прошла 120 верст и уже 7 августа оказалась под стенами Адрианополя, не видевшего русских дружин со времен киевского князя Святослава. На следующий день Адрианополь сдался.

В этом же году неувядаемой славой покрыл свои знамена Черноморский флот. 14 (26) мая 1829 г., возвращаясь из разведывательного плавания, 18-пушечный бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта А. И. Казарского был внезапно атакован двумя турецкими линейными кораблями. Один из линкоров был вооружен 100 пушками, другой - 74. Казарский собрал офицеров «Меркурия» на совет, единодушно принявший единственное решение - драться. В течение трех часов, умело маневрируя, «Меркурий» вел артиллерийский бой с турецкими кораблями. В дыму и пламени Казарский поставил свой бриг между турецкими кораблями. Будучи более легким по конструкции, русский кораблик на полно ходу прошел между турками, которые, ни чего не видя из-за дыма, стали стрелять друг в друга, думая, что ведут огонь по «Меркурию».

Героический подвиг брига «Меркурий» был высоко оценен. Ему было присвоено Георгиевское знамя. Позже в Севастополе был воздвигнут памятник. На гранитном постаменте стоит небольшой бронзовый корабль с надписью «Казарскому. Потомству в пример».

2 (14) сентября 1829 г. в Адрианополе между Россией и Турцией был подписан мирный договор. Российская империя включала в свой состав восточное побережье Черного моря с городами Анапа и Сухум, а также дельту реки Дунай. Княжествам Молдавии и Валахии предоставлялась автономия, и на время проведения реформ в них оставались русские войска. Османская империя согласилась также с условиями Лондонского договора 1827 года о предоставлении автономии Греции. Кроме того, она обязывалась в течение 18 месяцев уплатить России контрибуцию в размере 1,5 млн голландских червонцев.

Из книги Правда о Николае I. Оболганный император автора Тюрин Александр

Русско-персидская война 1826–1828 гг Согласно договору, подписанному 24 октября (5 ноября) 1813 г. в карабахском селении Полистан (Гюлистан), Персия признавал переход к России грузинских земель (которыми впрочем давно уже не владела), а также отказывалась от Бакинского,

Из книги Правда о Николае I. Оболганный император автора Тюрин Александр

Русско-турецкая война 1828–1829 гг Начало войны Несмотря на то, что в Наваринском сражении против Турции выступили морские силы трех стран, закаленная ненависть Порты обрушилась на одну только Россию. После битвы турецкое правительство рассылало главам пашалыков

Из книги Всемирная история. Том 4. Новейшая история автора Йегер Оскар

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Восточный вопрос. Восстание в Греции 1821–1830 гг. Русско-турецкая война 1828 г. и мир в Адрианополе 1829 г Восточный вопрос. Положение ТурцииМы неоднократно указывали на то, что так называемый на газетном языке «восточный вопрос» тянется, с различными изменениями,

Из книги Вся правда об Украине [Кому выгоден раскол страны?] автора Прокопенко Игорь Станиславович

Русско-турецкая война В XIII веке на крымской земле появились первые монголы, и вскоре полуостров был завоеван Золотой Ордой. В 1441 году, с созданием Крымского ханства, начался недолгий период независимости. Но буквально через несколько десятков лет, в 1478 году, Крымское

Из книги История русской армии. Том второй автора Зайончковский Андрей Медардович

Русско-турецкая война 1828–1829 гг. Павел Маркович Андрианов, подполковник Генерального

Из книги Былины. Исторические песни. Баллады автора Автор неизвестен

Песни о русско-турецкой войне 1828–1829 гг Турецкий султан пишет письмо Пишет, пишет султан турецкийК нашему белому царю:«У разор я тебе разорю,Во Москву стоять взойду,Поставлю своих солдатовПо всей каменной Москве,Штапов-офицеров по купеческим домам,Сам стану, султан

Из книги Учебник русской истории автора Платонов Сергей Федорович

§ 136. Русско-турецкая война 1787–1791 и русско-шведская война 1788-1790 Присоединение Крыма и большие военные приготовления на Черноморском побережье находились в прямой зависимости от «греческого проекта», которым увлекались в те годы императрица Екатерина и ее сотрудник

Из книги Великие сражения русского парусного флота автора Чернышев Александр

Война с Турцией 1828–1829 гг. Помощь России греческому народу, восставшему против турецкого владычества, привела к обострению отношений между Россией и Турцией. После разгрома турецкого флота в Наваринском сражении 8 октября 1827 г. турецкий султан объявил о расторжении

Из книги Георгиевские кавалеры под Андреевским флагом. Русские адмиралы - кавалеры ордена Святого Георгия I и II степеней автора Скрицкий Николай Владимирович

Русско-турецкая война 1828–1829 годов Война вспыхнула как последствие Наваринского сражения 1827 года, в ходе которого англо-франко-русская эскадра разгромила турецкий флот, чтобы прекратить истребление греков, выступивших против турецкого правления. 8 октября 1827 года

Из книги История Грузии (с древнейших времен до наших дней) автора Вачнадзе Мераб

§2. Русско-турецкая война 1828–1829 годов и присоединение к России Южной Грузии (Самцхе-Джавахети) В отличие от русско-иранской войны русско-турецкая война не являлась лишь следствием острого противостояния в Закавказье. Интересы России и Турции сталкивались и на Балканском

автора Копылов Н. А.

Русско-турецкая война 1828–1823 гг Самым удачным периодом в карьере Дибича стала русско-турецкая война 1828–1829 гг., которая вознесла его на вершину полководческой славы. В 1828 г. Россия решила оказать помощь православным грекам в их войне за национальную независимость и 2

Из книги Полководцы империи автора Копылов Н. А.

Русско-турецкая война 1828–1829 гг В царствование императора Николая I одним из основных направлений российской дипломатии был восточный вопрос - взаимоотношения с Османской империей и решение международных проблем, связанных со все большим ее ослаблением. В рамках этого

Из книги Рассказы автора Тренев Виталий Константинович

БРИГ "МЕРКУРИЙ" (Русско-турецкая война 1829 года) Фрегат "Штандарт", бриг "Орфей" и восемнадцатипушечный бриг "Меркурий" были посланы к Босфору от эскадры линейных кораблей адмирала Грейга, находившейся у Сизополя. Задачей этих дозорных судов было следить за движениями

автора Воробьев М Н

4. 1-я Русско-турецкая война Война началась, но воевать пришлось не сразу, потому что войска были далеко. Тогда не было ни поездов, ни автотранспорта, войска должны были идти пешком, их надо было собирать из разных точек огромной страны, да и турки тоже раскачивались

Из книги Русская история. Часть II автора Воробьев М Н

2. 2-я Русско-турецкая война Готовясь к войне с Турцией, Екатерина сумела договориться с Австрией о военном союзе. Это был крупнейший внешнеполитический успех, потому что проблемы, которые предстояло решать, стали значительно проще. Австрия могла выставить довольно

Из книги Россия и становление сербской государственности. 1812–1856 автора Кудрявцева Елена Петровна

4. Сербия и Русско-турецкая война 1828–1829 гг. Адрианопольский договор 1829 г. В апреле 1828 г. российским правительством был принят «Манифест о войне с Турцией, в котором Порта обвинялась в невыполнении Аккерманской конвенции. Одновременно европейским правительствам была

Турецкий султанМахмуд II , узнав об истреблении морских сил своих при Наварине, ожесточился более прежнего. Посланники союзных держав потеряли всякую надежду склонить его к принятиюЛондонского трактата и оставили Константинополь. Вслед за тем во всех мечетях Оттоманской империи был обнародован хатт-и-шериф (указ) о поголовном ополчении за веру и отечество. Султан провозглашал, что Россия есть вечный, неукротимый враг мусульманства, что она замышляет разрушение Турции, что восстание греков было ее делом, что она же истинная виновница Лондонского трактата, пагубного для Оттоманской империи, и что Порта в последних переговорах с нею старалась только выиграть время и собраться с силами, решившись заранее не исполнятьАккерманской конвенции .

На столь неприязненный вызов двор Николая I отвечал глубоким молчанием и целых четыре месяца медлил с объявлением разрыва, все еще не теряя надежды, что султан размыслит о неминуемых для него следствиях новой русско-турецкой войны и согласится на мир; надежда была тщетная. Он вызывал Россию на войну не только словами, но и самым делом: оскорблял наш флаг, задерживал суда и не открывал Босфора, чем остановил всякое движение черноморской торговли нашей. Мало того: в то самое время, когда мирные соглашения России с Персией приближались к окончанию, Турция поспешным вооружением своих войск и тайным обещанием сильной подпоры поколебала миролюбивое расположение двора Тегеранского.

Принужденный обнажить меч в защиту достоинства и чести России, прав своего народа, приобретенных победами и договорами, государь император Николай I объявил во всеуслышание сведение, что вопреки разглашениям султана он вовсе не думает о разрушении Турецкой империи или о распространении своей державы и немедленно прекратит военные действия, начатые Наваринской битвой, как только Порта удовлетворит Россию в справедливых ее требованиях, уже признанных Аккерманскою конвенцией, обеспечит на будущее время надежным ручательством действительность и точное исполнение прежних договоров и приступит к условиям Лондонского трактата по делам греческим. Столь умеренный ответ России на турецкую декларацию, исполненную злобы и непримиримой ненависти, обезоружил и успокоил самых недоверчивых завистников нашего политического могущества. Европейские кабинеты не могли не согласиться, что поступить благороднее и великодушнее российского императора было невозможно. Бог благословил его правое дело.

Русско-турецкая война началась весной 1828 года. С нашей стороны начертан был обширный план военных действий с тем, чтобы потревожить Турцию со всех сторон и совокупными, дружными ударами сухопутных и морских сил в Европе и в Азии, на морях Черном и Средиземном, убедить Порту в невозможности борьбы с Россией. Фельдмаршалу графуВитгенштейну поручено главной армией занять Молдавию и Валахию, перейти Дунай и на полях Болгарии или Румелии нанести неприятелю удар решительный; графу Паскевичу-Эриванскому велено напасть с кавказским корпусом на азиатские области Турции для отвлечения сил ее из Европы; князю Меншикову с отдельным отрядом взять Анапу; адмиралу Грейгу с черноморским флотом содействовать покорению приморских крепостей в Болгарии, Румелии и на восточном берегу Черного моря; адмиралу Гейдену с эскадрою, находившейся в Архипелаге, запереть Дарданеллы для пресечения подвоза съестных припасов из Египта в Константинополь.

Кампания 1828 на Балканах

Главная армия, в числе 15 000 человек, начав русско-турецкую войну, перешла границу империи, реку Прут, в исходе апреля 1828 тремя колоннами: правая почти без выстрела овладела Яссами, Бухарестом, Крайовою, заняла Молдавию и Валахию и быстрым движением спасла оба княжества от злобы турок, намеревавшихся разорить то и другое вконец. Молдаване и валахи встретили русских как избавителей. Средняя колонна, вверенная главному начальству великого князя Михаила Павловича, обратилась на Браилов и осадила его, чтобы взятием сей крепости, важной по своему стратегическому положению на пути наших военных действий, обеспечить тыл армии за Дунаем. Ниже Браилова, против Исакчи, сосредоточились войска левой колонны, более других многочисленной, для переправы за Дунай.

Русско-турецкая война 1828-1829. Карта

Здесь предстоял русскому воинству один из славнейших подвигов русско-турецкой войны 1828-1829: от необыкновенного разлива весенних вод Дунай вышел из берегов и затопил окрестности на обширном пространстве. Левая, низменная сторона его обратилась в непроходимое болото; чтобы достигнуть берега реки и навести через нее мост, надобно было прежде сделать насыпь, вроде тех гигантских работ, которыми до сих пор удивляют нас римляне. Войска, воодушевленные присутствием государя императора, разделявшего с ними труды похода, живо принялись за дело и устроили плотину на пространстве 5 верст. Турки также не оставались в бездействии: по мере того как мы сооружали насыпь, они возводили батареи, грозившие перекрестным огнем уничтожить все наши усилия к наведению моста.

Благоприятное событие облегчило нам возможность очистить правый берег от неприятеля. Запорожские казаки, издавна обитавшие при устьях Дуная под покровительством Порты, но не изменившие вере праотцов, прознав, что в русском стане находится сам государь император, изъявили желание ударить челом царю православному и, увлеченные благодушием его, согласились возвратиться в недра древнего отечества своего. Весь кош их перебрался на левый берег, со всеми старшинами и кошевым атаманом. Сотни легких судов были теперь в нашем распоряжении. Два егерских полка сели в запорожские челны, переплыли Дунай, овладели турецкими батареями и водрузили русское знамя на правом берегу. Вслед за тем в стройном порядке переправились все войска, назначенные для наступательных действий в Болгарии. Государь император Николай, сам руководя переправою, переплыл дунайские волны в запорожской лодке, управляемой кошевым атаманом.

За Дунаем османы не решались встретить нас в открытом поле и заперлись в крепостях, служивших Порте оплотом в прежних русско-турецких войнах. Главные обороняемые ими пункты, кроме Браилова, были Силистрия, Рущук, Варна и Шумла. Каждая из этих крепостей имела многочисленный гарнизон, надежные укрепления и опытных военачальников. В Шумле, неприступной по своему положению, сосредоточились 40 000 лучших войск турецких под начальством мужественного сераскира Гуссейна-паши. За Балканами стоял визирь с резервною армией, для защиты Константинополя.

В главной квартире нашей решено было начать войну движением прямо на Шумлу, чтобы испытать, не удастся ли завлечь сераскира в бой и поражением войск его открыть путь за Балканы. Мелкие задунайские крепости Исакча, Тулча, Мачин, Гирсова, Кистенджи, лежавшие на пути нашем, не могли задержать нас: они взяты были одна за другою отдельными отрядами. Но упорная оборона Браилова, на левом берегу Дуная, в тылу русской армии, принудила ее на некоторое время остановиться близ Траянова вала. Дождавшись падения Браилова, войска снова двинулись вперед; они шли среди нестерпимого зноя, страною до такой степени бесплодною и скудною, что должны были везти за собою самые мелкие вещи, даже уголь. Нездоровая вода породила болезни; лошади и волы гибли тысячами от недостатка корма. Доблестные русские воины преодолели все препятствия, выбили войска неприятельские из Пазарджика и подступили к Шумле.

Надежда на бой не исполнилась: Гуссейн оставался неподвижен. Взять Шумлу приступом или правильною осадою было трудно, по крайней мере, надлежало опасаться жестокого кровопролития, а в случае неудачи надобно было бы возвратиться за Дунай. Обложить ее со всех сторон, для пресечения подвоза съестных припасов, оказалось также невозможным из-за малочисленности войска. Миновать Шумлу и идти прямо за Балканы значило оставить в тылу своем целую армию, которая могла напасть на нас в теснинах Балканских сзади, между тем как визирь ударил бы спереди.

Взятие Варны

Русский император, избегая всякого неверного предприятия, повелел фельдмаршалу Витгенштейну остаться под Шумлою для наблюдения за Гуссейном; между тем отряду князя Меншикова, уже разгромившему Анапу, при содействии Черноморского флота овладеть Варной, а корпусу князя Щербатова Силистрией. Взятие первой крепости обеспечивало продовольствие русского войска подвозом съестных припасов из Одессы морем; падение второй признавалось необходимым для безопасности зимних квартир нашей армии за Дунаем.

Осада Варны продолжалась два месяца с половиной. Малочисленный отряд князя Меншикова оказался слишком недостаточным для покорения крепости первоклассной, обороняемой выгодным местоположением, твердынями, всегда отражавшими все усилия наши во время прежних русско-турецких войн, и мужеством 20 000 гарнизона, под начальством храброго капитана-паши, любимца султана. Тщетно Черноморский флот, одушевленный присутствием государя императора, громил Варну с моря: она не сдавалась. Прибытие русской гвардии на помощь осадному корпусу придало иной оборот военным действиям. Как ни деятельно сопротивлялся гарнизон, работы наши быстро подвинулись к самым стенам крепости, и все усилия турецкого полководца Омара-Врионе спасти Варну нападением на осаждающих со стороны Балканских гор были напрасны: отбитый принцем Евгением Вюртембергским и храбрым Бистромом, он должен был уйти в горы. 29 сентября 1828 Варна, пала к стопам российского императора. Покорение ее, обеспечив продовольствие русских войск в Болгарии, в то же время лишило Шумлу прежней важности в стратегическом смысле: путь в Румелию через Балканы был открыт со стороны моря, и только рано наступившая зима принудила нас отложить решительные действия до следующей кампании этой русско-турецкой войны. Граф Витгенштейн возвратился за Дунай, оставив сильные отряды в Варне, Пазарджике и Праводах.

Кампания 1828 в Закавказье

Между тем в русско-турецкой войне 1828-1829 за Кавказом совершались дела чудные, неимоверные: там пред горстью храбрых падали крепости неприступные и исчезали враги многочисленные. Действуя оборонительно в Европе, турецкий султан думал нанести нам сильный удар в Азии, и в самом начале войны дал повеление эрзерумскому сераскиру с 40 000 армией вторгнуться на разных пунктах в закавказские области наши, с полной надеждой на успех. В самом деле, положение дел наших в том краю было весьма затруднительно. Главная армия русская уже перешла Дунай, а закавказский корпус едва успел возвратиться из персидского похода, изнуренный битвами и болезнями; в рядах его насчитывалось не более 12 000 человек. Запасы продовольствия и военные снаряды истощились; транспорты и артиллерийские парки едва могли служить. Подвластные нам мусульманские провинции, колеблемые воззваниями султана, ждали только появления единоверных турок, чтобы восстать на нас поголовно; владетельница Гурии, замыслив измену, общалась с неприятелем; в аулах горцев господствовало общее волнение. Требовалось много ума, искусства и силы душевной, чтобы отвратить опасности, грозившие в начале русско-турецкой войны 1828-1829 Закавказскому краю. Но Паскевич сделал более: гром побед его оглушил врагов и заставил султана трепетать в самом Константинополе.

Русско-турецкая война 1828-1829. Осада Карса в 1828. Картина Я. Суходольского, 1839

Зная, что только быстрый и смелый удар мог остановить грозное стремление неприятеля в край Закавказский, Паскевич решился на подвиг отважный: с 12 000 корпусом он двинулся (1828) в пределы азиатской Турции и, сверх ожидания врагов, явился под стенами Карса, крепости знаменитой в летописях турецких: помнили, что она отразила шаха Надира, без успеха осаждавшего ее целых 4 месяца с 90 000 войска. Тщетны были и наши усилия овладеть ею в 1807 году, во время русско-турецкой войны 1806-1812. Граф Паскевич не стоял под Карсом и четырех дней. Он взял его штурмом. Турецкие войска, посланные сераскиром для вторжения в Грузию со стороны Карса, отступили к Эрзеруму.

Взятие Ахалциха Паскевичем (1828)

Между тем важнейшая опасность угрожала русским границам с другой стороны: к пределам Гурии, по дороге Ахалцихской, стремились под начальством двух знатных пашей до 30 000 турок. спешил предупредить их под Ахалцихом. Неожиданное препятствие остановило его: в корпусе открылась чума; редкий полк не заразился. Спасая своих храбрых сподвижников от гибели, главнокомандующий целых три недели простоял на одном месте. Наконец благоразумные и решительные меры его увенчались вожделенным успехом: чума прекратилась. Русское войско быстро двинулось к пределам Гурии, мимоходом овладело важной крепостью Ахалкалаки, потом Гертвисом, совершило неимоверно трудный переход чрез высокие хребты гор, считавшиеся непроходимыми, преодолело нестерпимый зной и подступило к Ахалциху. В то же самое время явились под стенами его и оба паши, пришедшие из Эрзерума, с 30 000 армией. Паскевич напал на них, разбил наголову того и другого, рассеял войска их по лесам, овладел четырьмя укрепленными лагерями, всей артиллерией и отбитые у неприятеля орудия обратил на Ахалцих.

Генерал-фельдмаршал Иван Паскевич

Основанный кавказскими удальцами в ущельях гор, на скалах и утесах, Ахалцих задолго до русско-турецкой войны 1828-1829 служил притоном для буйной вольницы разных вер и племен, находившей в нем безопасное убежище, славился во всей Анатолии воинственным духом своих обитателей, вел деятельную торговлю с Эрзерумом, Эриванью, Тифлисом, Трапезундом, имел в стенах своих до 50 000 жителей и с тех пор, как попал во власть турок, около трех веков не видал на стенах своих знамен чуждых. Тормасов не мог взять его, и неудивительно: обороною Ахалциху служили необыкновенно твердые и высокие палисады, окружавшие весь город, крепость, трехъярусный огонь многочисленной артиллерии, дома, выстроенные в виде укрепленных замков, и испытанное мужество жителей, из коих каждый был воин.

Уверенный в своих силах, паша Ахалцихский на все предложения о сдаче отвечал гордо, что сабля решит дело. Трехнедельный огонь наших батарей не поколебал его упорства. Между тем скудные запасы наши истощились. Оставалось или отступить, или взять Ахалцих штурмом. В первом случае надлежало опасаться неблагоприятного для русских влияния на умы врагов явных и тайных; во втором легко мог погибнуть весь корпус в борьбе с неприятелем, впятеро сильнейшим. Смелый вождь русский Паскевич решился на последнее. 15 августа 1828 в 4 часа пополудни штурмовая колонна, предводимая полковником Бородиным, пошла на приступ и после неимоверных усилий ворвалась в Ахалцих; но здесь ожидал ее бой отчаянный; надобно было штурмовать каждый дом и дорого платить за каждый шаг вперед. Это одно из самых славных сражений русско-турецкой войны 1828-1829 длилось целую ночь среди пожара, охватившего почти весь Ахалцих; несколько раз перевес склонялся на сторону многочисленных неприятелей. Главнокомандующий Паскевич с редким искусством поддерживал ослабевавшие силы своих колонн, посылал полки за полками, ввел в дело весь свой корпус и восторжествовал: утром 16 августа 1828 русское Георгиевское знамя уже развевалось на крепости Ахалцихской.

Русско-турецкая война 1828-1829. Бои за Ахалцих в 1828. Картина Я. Суходольского, 1839

Победитель Паскевич спешил унять кровопролитие, даровал пощаду и покровительство побежденным, учредил порядок управления, согласный с их обычаями, и, восстановив разрушенные укрепления Ахалциха, обратил его в надежный оплот Грузии со стороны азиатской Турции. Покорение Баязета отдельным отрядом при подножье Арарата обеспечило присоединение всей Эриванской области. Таким образом, менее чем в два месяца с самыми ограниченными средствами исполнена была воля государя императора: неприятельская армия, угрожавшая Закавказскому краю разорительным нашествием, была рассеяна Паскевичем; пашалыки Карский и Ахалцихский были в русской власти.

Подготовка к кампании 1829

Успехи русского оружия в 1828 году в Европе и в Азии, на суше и на море, занятие двух княжеств, большей части Болгарии, значительной части Анатолии, покорение 14 крепостей, плен 30 000 человек с 9 пашами, 400 знаменами и 1 200 орудиями, – все это, казалось, должно было убедить султана в необходимости прекратить русско-турецкую войну и примириться с могущественным императором России. Но Махмуд оставался по-прежнему непреклонным в неприязни и, отвергая мирные предложения, готовился к возобновлению брани.

Неожиданное событие утвердило султана в намерении продолжать русско-турецкую войну. В конце января 1829 года посланник наш в Тегеране, знаменитый писательГрибоедов , был умерщвлен с большей частью его свиты неистовой чернью; в то же время обнаружилось неприязненное расположение шаха, который даже начал сосредоточивать войска свои вблизи русских границ, на Араксе. Султан поспешил завести переговоры с двором Тегеранским и уже не сомневался в разрыве Персии с Россией. Надежда его не исполнилась. Граф Паскевич отклонил новую русско-персидскую войну. Он дал знать наследнику престола Аббасу-мирзе, что истребление императорской миссии в Тегеране угрожает Персии самыми бедственными последствиями, что новая война с Россией может даже низринуть династию Каджаров с престола и что нет другого средства загладить плачевную утрату и отвратить грозу, как испросить прощения у российского императора за неслыханный поступок тегеранской черни чрез одного из персидских принцев. Сколь ни тягостно было для гордости восточной подобное предложение, Аббас-мирза убедил шаха согласиться, и старший сын Аббаса, Хозрев-мирза, в торжественной аудиенции, в присутствии всего двора и дипломатического корпуса, у подножия российского престола, просил государя императора предать вечному забвению происшествие, оскорбившее равно двор российский, как и двор персидский. «Сердце шаха ужаснулось, – говорил принц, – при одной мысли, что горсть злодеев может разорвать союз его с великим монархом России». Лучшего возмездия мы не могли желать: принцу было объявлено, что посольством его рассеяна всякая тень, которая могла бы омрачить взаимные отношения России с Персией.

Лишенный содействия шаха, султан не терял надежды переломить ход русско-турецкой войны 1828-1829 и ополчил все свои силы для борьбы с Россией. Армия его, сосредоточенная в Шумле, была увеличена несколькими тысячами регулярных войск, присланных из Константинополя, и новому турецкому визирю, деятельному и храброму Решиду-паше, дано повеление во что бы то ни стало отнять у русских Варну и вытеснить их из Болгарии. В Эрзерум также назначен новый сераскир с неограниченными полномочиями; на помощь ему прислан Гагки-паша, полководец, известный искусством и мужеством: им поручено вооружить в Анатолии до 200 000 человек, овладеть Карсом и Ахалцихом и разгромить наши закавказские области.

Государь император, со своей стороны усилив армию, стоявшую на Дунае, вверил ее, из-за болезни фельдмаршала Витгенштейна, главному начальству графаДибича . Корпусу графа Паскевича назначено также подкрепление. Обоим полководцам велено вести русско-турецкую войну в 1829 как можно решительнее. Они исполнили волю своего государя самым блестящим образом.

Переправившись с главной армией за Дунай, весной 1829 года граф Дибич осадил Силистрию, которую мы не успели взять в минувшем году по случаю рано наступившей зимы. Главнокомандующий обратился в ту сторону сколько потому, что покорение Силистрии было необходимо для обеспечения наших действий за Дунаем, столько и с намерением выманить визиря из Шумлы. Почти можно было ручаться, что деятельный полководец турецкий, пользуясь отдалением главной армии русской, не оставит в покое отряды наши, стоявшие в Праводах и Пазарджике, и обратится на них с большей частью своих сил. Предположение дальновидного вождя вскоре оправдалось.

Битва при Кулевче (1829)

В середине мая 1829 визирь выступил из Шумлы с 40 000 лучших войск своих и осадил Праводы, занятые генералом Куприяновым, под главным начальством генерала Рота, который отвлек его упорной обороной и дал знать главнокомандующему о выходе неприятеля из неприступной позиции его. Граф Дибич того только и ждал: поручив осаду Силистрии генералу Красовскому, сам он поспешно двинулся на Балканы с большей частью своей армии, шел без отдыха, искусно скрывал свое движение и в пятый день стал в тылу Решида, отрезав его таким образом от Шумлы. Турецкий визирь вовсе не подозревал о грозившей ему опасности и спокойно занимался осадою Правод; узнав наконец о появлении русских в тылу своем, он принял их за слабый отряд из корпуса генерала Рота, дерзнувший запереть ему дорогу в Шумлу, и обратил свою армию для истребления малочисленного, по его мнению, неприятеля. Сверх всякого чаяния, в теснинах Кулевчи встретил его 30 мая 1829 сам Дибич. Решид постиг всю опасность своего положения, но не терял бодрости и решился пробиться сквозь русскую армию. Быстро и смело повел он атаку на всех пунктах и везде встретил грозный отпор. Тщетно бросались турки с бешенством отчаяния на стройные колонны наши, врубались в пехоту, врезались в конницу: русские были непоколебимы. Продолжительный бой до того утомил обе армии, что около полудня сражение как бы само собою затихло. Пользуясь случаем, Дибич подкрепил уставших воинов свежими полками и в свою очередь напал на неприятеля. Битва возобновилась страшной канонадой с обеих сторон; она колебалась недолго: от жестокого огня наших батарей, управляемых самим начальником штаба, генералом Толем, неприятельские орудия смолкли, враги дрогнули. В ту самую минуту граф Дибич двинул вперед свою несравненную пехоту, грозные колонны ее ударили в штыки. Стройность и быстрота атаки повсеместной привела турок в трепет: они обратились в бегство и рассеялись в горах, оставив на поле битвы до 5 000 трупов, весь обоз, артиллерию и знамена. Визирь едва спасся от плена быстротою коня своего и с великим трудом пробрался в Шумлу, куда не возвратилась и половина его армии. Победитель стал лагерем на виду у него.

Забалканский поход Дибича (1829)

Победа при Кулевче имела весьма важные следствия для хода русско-турецкой войны 1828-1829. Разбитый наголову, трепеща за самую Шумлу, визирь для защиты ее притянул к себе отряды, охранявшие пути в горах, и тем открыл теснины балканские, береговую линию также ослабил. ГрафДибич решился воспользоваться оплошностью неприятеля и только ждал покорения Силистрии, чтобы перейти за Балканы. Она пала наконец, доведенная деятельностью и искусством генерала Красовского до невозможности продолжать оборону. Главнокомандующий немедленно перевел корпус, осаждавший Силистрию, под Шумлу и поручил Красовскому запереть визиря в ее твердынях; сам же с прочими войсками быстро двинулся в Балканские горы. Передовые корпуса Рота и Ридигера очищали путь от неприятеля, выбивали его из всех мест, где он хотел остановиться, овладели с боя переправами на Камчике и спустились в долины Румелии. Вслед за ними шел и Дибич.

Генерал-фельдмаршал Иван Дибич-Забалканский

Красовский между тем с таким искусством действовал под Шумлою, что Решид-паша несколько дней принимал его корпус за всю русскую армию, и тогда только узнал о движении ее за Балканы, когда она уже миновала опасные теснины. Тщетно порывался он ударить ей в тыл: храбрый Красовский поразил его самого и запер в Шумле.

Между тем русские морские силы в Черном море и в Архипелаге, по распоряжению самого государя императора, сообразуя свои действия с действиями главнокомандующего, овладели приморскими крепостями в Румелии, Инадою и Эносом и соединились с армией сухопутной.

В плодоносных долинах Румелии забалканский поход Дибича – самое геройское деяние русско-турецкой войны 1828-1829 – уподоблялся торжественному шествию: малочисленные отряды турецких войск не в силах были остановить его, города же сдавались один за другим почти без сопротивления. Русская армия сохраняла строгую дисциплину, и жители Румелии, удостоверенные в неприкосновенности своей собственности, в безопасности личной, охотно покорялись победителю. Так достиг Дибич Адрианополя, второй столицы Турецкой империи. Начальствовавшие в нем паши хотели обороняться и выстроили войско. Но многочисленные толпы народа, избегая кровопролития, вышли из города с приветствиями навстречу нашим воинам, и многолюдный Адрианополь был занят русскими 8 августа 1829 без боя.

Дибич стал в Адрианополе, опираясь правым флангом на эскадру архипелагскую, левым на флот черноморский.

Кампания 1829 в Закавказье. Взятие Эрзерума Дибичем

Равно жестокий удар нанесен был русскими туркам и в Азии. Исполняя повеление государя императора, требовавшего самых решительных действий, граф Паскевич весною 1829 года сосредоточил в окрестностях Карса весь свой корпус, заключавший в себе до 18 000 человек, в числе коих были и мусульмане, набранные в областях, незадолго пред тем покоренных нашим оружием. Смелый вождь русский замыслил обессмертить память об этой русско-турецкой войне подвигом, достойным его славы – взятием столицы Анатолии, богатого и многолюдного Эрзерума.

Сераскир Эрзерумский, со своей стороны, собрал 50 000 армию с намерением отнять у нас завоевания прошедшего года и вторгнуться в наши пределы. С этой целью он послал к Карсу товарища своего Гагки-пашу с половиной армии; другую половину вел сам на помощь ему. Граф Паскевич спешил разбить их одного за другим, прежде чем успеют они соединиться, перешел чрез высокий хребет Саганлунгский, покрытый снегом, и встретил Гагки-пашу, стоявшего в укрепленном лагере, на месте неприступном. В десяти верстах от него был сераскир. Главнокомандующий устремился на последнего и после кратковременного боя рассеял его войско; потом обратился на Гагки-пашу и взял его в плен. Два неприятельских лагеря, обозы, артиллерия были трофеями сей знаменитой в летописях русско-турецкой войны 1828-1829 победы.

Не давая врагам времени опомниться от ужаса, Паскевич быстро двинулся вперед и через несколько дней явился под стенами Эрзерума. Сераскир хотел обороняться; но жители, неоднократными опытами удостоверенные в великодушии победителя, в неприкосновенности своего имущества и своих уставов, не хотели испытать участи Ахалциха и покорились добровольно. Сераскир сдался военнопленным. Армия турецкая не существовала. Тщетно новый сераскир, присланный султаном, хотел вытеснить русских из Эрзерума и собрал рассеянные войска: Паскевич поразил его в стенах Байбурта и уже намеревался проникнуть далее в пределы Анатолии, когда весть об окончившем русско-турецкую войну 1828-1829 мире остановила его победоносное шествие.

Русско-турецкая война 1828–1829 гг. была вызвана стремлением Турции сохранить распадающуюся Османскую империю. Россия, поддержав восстание греческого народа против турецкого владычества, направила к берегам Греции эскадру Л.П. Гейдена для боевых действий совместно с англо-французским флотом (см. Архипелагская экспедиция 1827 г.). В декабре 1827 г. Турция объявила России «священную войну». Русские войска успешно действовали на обоих, Кавказском и Балканском, театрах войны. На Кавказе войска И.Ф. Паскевича штурмом овладели Карсом, заняли Ахалцих, Поти, Баязит (1828 г.), захватили Эрзурум и вышли к Трапезунду (1829 г.). На Балканском театре русские войска П.Х. Витгенштейна форсировали Дунай и взяли Варну (1828 г.), под руководством И.И. Дибича разбили турок при Кулевче, овладели Силистрией, совершили смелый и неожиданный переход через Балканы, угрожая непосредственно Стамбулу (1829 г.). По мирному договору Россия приобрела устье Дуная, черноморское побережье от Кубани до Аджарии и др. территории.

Архипелагская экспедиция (1827) Архипелагская экспедиция 1827 г. - поход русской эскадры Л.П. Гейдена к берегам Греции для поддержки греческого антитурецкого восстания. В сентябре 1827 г. эскадра соединилась в Средиземном море с англо-французским флотом для совместных действий против турок. После того как Турция отвергла ультиматум союзников о прекращении военных действий против Греции, союзный флот в Наваринском сражении полностью уничтожил турецкий флот. В сражении отличилась эскадра Гейдена, уничтожившая центр и правый фланг флота противника. В ходе последующей русско-турецкой войны 1828–1829 гг. русская эскадра блокировала Босфор и Дарданеллы.

Наваринское морское сражение (1827) Сражение в Наваринской бухте (юго-западное побережье полуострова Пелопонес) между соединенными эскадрами России, Англии и Франции, с одной стороны, и турецко-египетским флотом – с другой состоялось во время Греческой национально-освободительной революции 1821–1829 гг.

В состав соединенных эскадр входили: от России – 4 линейных корабля, 4 фрегата; от Англии – 3 линейных корабля, 5 корветов; от Франции – 3 линейных корабля, 2 фрегата, 2 корвета. Командующий – английский вице-адмирал Э. Кодрингтон. Турецко-египетская эскадра под командованием Мухаррем-бея насчитывала 3 линейных корабля, 23 фрегата, 40 корветов и бригов.

Перед началом сражения Кодрингтон направил к туркам парламентера, затем – второго. Оба парламентера были убиты. В ответ соединенные эскадры 8 (20) октября 1827 г. атаковали противника. Наваринское сражение продолжалось около 4 часов и завершилось уничтожением турецко-египетского флота. Его потери составили около 60 кораблей и до 7 тыс. человек. Союзники не потеряли ни одного корабля, имея всего около 800 человек убитыми и ранеными.

В ходе сражения отличились: флагманский корабль русской эскадры «Азов» под командованием капитана 1 ранга М.П. Лазарева, уничтоживший 5 кораблей противника. На этом корабле умело действовали лейтенант П.С. Нахимов, мичман В.А. Корнилов и гардемарин В.И. Истомин – будущие герои Синопского сражения и обороны Севастополя в Крымской войне 1853–1856 гг.

Подвиг брига «Меркурий» Бриг «Меркурий» был заложен в январе 1819 г. на верфи в Севастополе, спущен на воду 19 мая 1820 г. Тактико-технические характеристики: длина – 29,5 м, ширина – 9,4 м, осадка - 2,95 м. Вооружение – 18 24-фунтовых пушек.

Шла русско-турецкая война 1828–1829 гг. В мае 1829 г. «Меркурий» в составе небольшого отряда под флагом капитан-лейтенанта П.Я. Сахновского совместно с фрегатом «Штандарт» и бригом «Орфей» нес дозорную службу в районе Босфора. Утром 26 мая была обнаружена турецкая эскадра в составе 18 судов, в том числе 6 линейных кораблей, 2 фрегатов и 2 корветов. Подавляющее превосходство врага было неоспоримым, и потому Сахновский подал сигнал не принимать боя. Подняв все паруса, «Штандарт» и «Орфей» ушли от погони. «Меркурий», построенный из тяжелого крымского дуба, а потому значительно уступавший в скорости, отстал. Бросившиеся в погоню быстроходные корабли турецкого флота, 110-пушечный линейный корабль «Селимие» и 74-пушечный «Реал-Бей», вскоре настигли русский бриг.

Видя неизбежность боя с врагом, командир брига капитан-лейтенант А.И. Казарский собрал офицеров. Выступивший по традиции первым самый младший по званию поручик корпуса флотских штурманов И.П. Прокофьев выразил общее мнение – принять бой, а в случае угрозы захвата корабля – взорвать его, для чего возле крюйт-камеры оставить заряженный пистолет.

Бриг первым дал залп по противнику. Казарский умело маневрировал, не давая туркам вести прицельный огонь. Несколько позднее «Реал-Бей» все же смог занять огневую позицию с левого борта и «Меркурий» попал под перекрестный обстрел. Турки осыпали бриг ядрами и брандскугелями. Во многих местах начался пожар. Часть команды принялась тушить его, но меткий обстрел турецких кораблей не ослабевал. Русским канонирам удалось нанести столь существенные повреждения «Селимие», что турецкий корабль был вынужден лечь в дрейф. Но «Реал-Бей» продолжал обстрел русского брига. Наконец он тоже получил попадание ядром в переднюю мачту и стал отставать. Около 4 часов длился этот беспримерный бой. «Меркурий», несмотря на то, что им было получено 22 попадания в корпус и около 300 в такелаж и рангоут, вышел из него победителем и на следующий день присоединился к Черноморской эскадре. За подвиг капитан-лейтенант А.И. Казарский был удостоен ордена Св. Георгия IV степени и произведен в капитаны 2 ранга, а корабль награжден кормовым Георгиевским флагом и вымпелом. Кроме того, в императорском рескрипте говорилось, что «когда бриг сей, будет приходить в негодность, построить по одному с ним чертежу и в совершенном с ним сходстве таковое же судно, наименованное «Меркурием», приписав к тому же экипажу, на который перенести и Георгиевский флаг с вымпелом».

Эта традиция, сложившаяся в русском флоте, продолжается и поныне. На широких просторах морей и океанов несут российский флаг морской тральщик «Казарский» и гидрографическое судно «Память «Меркурия».

Командир легендарного брига А.И. Казарский в апреле 1831 г. был назначен в свиту Николая I и вскоре получил чин капитана 1 ранга. 28 июня 1833 г. он скоропостижно скончался в Николаеве. В Севастополе по проекту А.П. Брюллова был заложен памятник отважному моряку. На каменной усеченной пирамиде – стилизованная модель античного военного корабля и краткая надпись: «Казарскому – потомству в пример».

Добавить комментарий