Лоджия
595 0

Что случилось с выжившими пассажирами после того, как затонул «Титаник. Сколько людей погибло на "Титанике"? Подлинная история катастрофы

Трудно найти человека, который не знал бы печальной истории о затонувшем «Титанике». За более чем сотню лет с момента его крушения появилось множество мифов и теорий о том, почему это произошло. Одни люди думают, то скорость корабля была слишком высокой, что недопустимо в той опасной части Атлантического океана, другие во всем винят погоду, а третьи считают, что это не более чем стечение обстоятельств и неудача. Но рассказать о том, что на самом деле произошло в тот роковой день, могут только люди, которым удалось пережить катастрофу. Сегодня мы расскажем вам о людях, которые смогли спастись во время самого известного в мире кораблекрушения.

10 апреля 1912 года круизный корабль «Титаник» отправился в свой первый и, как оказалось, последний рейс. На борту корабля было более 2 тысяч пассажиров, тогда как попрощаться с родственниками перед отплытием пришла еще тысяча людей. В ночь с 14 на 15 апреля огромный корабль врезался в айсберг и затонул. Выжить удалось только 7 сотням пассажиров.

Сироты «Титаника»

3-летний Мишель и 2-летний Эдмонд Навратилы вместе с отцом были на корабле под вымышленными именами Луис и Отто. Их отец, которого также звали Мишель, называл себя вдовцом. На самом деле с женой он развелся, а детей у нее забрал, даже не сообщив об этом. Когда стало понятно, что корабль тонет, Мишель усадил детей в последнюю спасательную шлюпку. Вот те слова, которые он им сказал: «Дети мои, когда ваша мать придет за вами (что она, конечно же, сделает), скажите ей, что я всегда любил ее, и все еще люблю. Скажите ей, я ожидал, что она последует за нами, и мы сможем счастливо жить все вместе в свободном новом мире». Поскольку отцу детей не удалось спастись, а они были слишком маленькими и не знали английского, родственникам было очень трудно их найти. Мать мальчиков увидела их фото в газете только спустя месяц и воссоединилась с ними 16 мая. Как сложилась их жизнь дальше? Мишель женился на девушке из своего колледжа, получил образование психолога и всю свою жизнь оставался в Монпелье. Умер он в возрасте 92 лет.

Эдмонд также женился и получил образование архитектора. Во время Второй мировой войны он вступил во французскую армию и умер в возрасте 43 лет.

Непотопляемая Молли

Имя миссис Маргарет Браун было известно задолго до того, как затонул «Титаник». Она стала одной из первых американок, которая баллотировалась на политический пост за восемь лет до того, как женщинам это официально разрешили.

Находясь в Европе, она получила сообщение о болезни своего внука и поэтому решила немедленно приехать в Нью-Йорк. Именно потому, что решение было принято в спешке, немногие люди знали, что Маргарет находилась на «Титанике». После того как корабль врезался в айсберг, Маргарет оказалась в спасательной лодке № 6, где ей пришлось руководить людьми, так как человек, который фактически за это отвечал, оказался эмоционально неустойчивым. Еще на «Карпатии» Маргарет выбрали в качестве председателя комитета выживших, и она сумела собрать почти 10 000 долларов для нуждающихся. Она не покинула корабль, пока не удостоверилась, что все пассажиры получили медицинскую помощь, в которой они нуждались.

Маргарет Браун получила медаль за помощь выжившим пассажирам «Титаника». Она умерла от опухоли мозга, когда ей было 65 лет.

Еще один интересный факт о Маргарет Браун заключается в том, что никто никогда не звал ее Молли. Имя было придумано в Голливуде.

Девушка, которая пережила три кораблекрушения

Виолетта Констанция Джессоп работала стюардессой круизных судов «Белая Звезда». Она находилась на борту «Олимпика», когда тот в 1911 году врезался в «Хоук», затем на «Титанике», а во время Первой мировой войны была на борту корабля «Британик», который затонул после взрыва мины.

Несмотря на пережитые кораблекрушения, Виолетта продолжала работать на кораблях, и только в 1950 году переехала в Великий Эшфилд в Саффолке. Ее общий стаж работы на суднах - 42 года. Умерла Виолетта Джессоп из-за сердечной недостаточности, когда ей было 83 года.

Выжившая в катастрофе актриса снялась в фильме в той же одежде, которая была на ней в тот день

Актриса Дороти Гибсон была в Париже со своей матерью, когда они решили купить билеты первого класса на «Титаник». 14 апреля Дороти вместе с банкирами играла в бридж и примерно в 23:40 шла в свою каюту, когда услышала удар. Дороти вместе с матерью и банкирами попали в спасательную шлюпку № 7, которая оказалась наполовину пустой. Но лодка из-за утечки также начала тонуть. К счастью, им удалось закрыть дыру одеждой.

По возвращении в Нью-Йорк Дороти была настроена сниматься в фильме о кораблекрушении. Она написала сценарий и даже снималась в той же одежде, что была на ней во время крушения. Фильм был снят через месяц после трагедии.

Вскоре после этого Дороти решила закончить свою карьеру в кино и начала работать в Метрополитен-опере. В 1928 году вместе с матерью она переехала в Париж. Во время Второй мировой актриса жила в Италии, где ей выдвинули обвинения в антифашистских взглядах и отправили в тюрьму Сан-Витторе, но Дороти удалось убежать. Оставшуюся жизнь она провела в Париже и умерла в возрасте 65 лет.

Парень, который снова смог ходить после обморожения

Ричард Норрис Уильямс находился на корабле с отцом, и оба они оставались очень спокойными во время крушения. Уильямсы даже хотела пойти в бар, но дверь оказалась закрытой. Поэтому они решили пойти в спортзал, спасаясь от холода. Когда все люди оказались в воде, Ричард увидел лодку и сумел в нее попасть. Его отец не смог выжить, так как на него упала паровая труба. Пассажиров, которые смогли выжить в той лодке, пересадили в спасательную шлюпку № 14.

Но не обошлось без жертв. Оказалось, что Ричард отморозил ноги, и уже на борту «Карпатии» врачи советовали ему их ампутировать. Однако мужчина отказался. Позже Ричард смог восстановиться и даже продолжить свою теннисную карьеру. Он выиграл золотую медаль на Олимпийских играх, сражался в Первой мировой войне и стал успешным банкиром в Филадельфии. 22 года подряд он занимал пост президента Исторического общества Пенсильвании. Умер Ричард от эмфиземы, когда ему было 77 лет.

Самая младшая пассажирка, которая помнит крушение

Ева Мириам Харт попала на «Титаник» в 7-летнем возрасте вместе со своими родителями. Она говорит, что ее мать практически не спала по ночам, так как страдала от беспокойства и имела плохое предчувствие о плавании. Когда корабль начал тонуть, ее отец бросился в каюту, завернул Еву в одеяло и усадил вместе с матерью в спасательную шлюпку, сказав на прощание, чтобы она держала маму за руку и хорошо себя вела. Тело отца так и не было найдено.

Ева стала певицей и одной из организаторов консервативной партии Великобритании. Она вела очень активную жизнь и подробно описала день катастрофы. Ева умерла, когда ей был 91 год.

Менеджер, сбежавший с корабля

Джозеф Брюс Исмей был председателем White Star Line и фактически ответственным за строительство «Титаника». Ему удалось спастись на лодке. В своих показаниях Джозеф говорил, что в последние минуты, когда «Титаник» опускался под воду, он отвернулся, так как не мог на это смотреть.

После крушения Исмей подвергся жестокой критике со стороны прессы. Его обвиняли в бегстве с корабля, когда на борту оставались еще женщины и дети. Позже он пожертвовал много денег фонду погибших моряков и торговому фонду во время Первой мировой войны.

Исмей всю жизнь держался вдали от всех и умер в возрасте 74 лет от тромбоза.

Редкие фото, сделанные после того, как «Титаник» затонул

Оставшиеся в живых пассажиры «Титаника» на борту «Карпатии».

Выжившие на борту «Карпатии».

Толпа в ожидании «Карпатии» - судна, которое перевозило оставшихся в живых после крушения «Титаника». Нью-Йорк, апрель 1912 года.

Объявление о крушении «Титаника» в 1912 году.

Впервые Титаник попал на главные страницы газет в качестве самого большого судна в истории человечества, и первый его рейс должен был совершить длинное путешествие через всю Атлантику в апреле 1912 года. Как всем известно, вместо триумфального плавания историю судоходства дополнила величайшая катастрофа. В свой четвертый день путешествия 105 лет тому назад в 643 километрах от берега Новой Шотландии судно столкнулось с айсбергом и затонуло в течение 2 часов и 40 минут. В тот страшный день погибло 1500 пассажиров, которые главным образом умерли не от травм или асфиксии, а от переохлаждения. Мало кому удалось выжить в ледяной воде Атлантического океана, температура которой в апреле 1912 года опустилась до – 2 °С. Не спешите удивляться, вода вполне может оставаться жидкой при таком холоде, если учитывать, что в океане она представляет собой раствор соли с прочими питательными веществами, а не чистую H2O.

Но если изучить историю Титаника глубже, вы найдете также и рассказы о людях, которые во время непредвиденной катастрофы действовали решительно, избежали смерти и помогли другим утопающим. Свыше 700 человек пережили бедствие, хотя для некоторых из них это было дело счастливой случайности. Перед вами 10 историй выживших в самой трагической катастрофе Атлантики.

10. Франк Прентис – член экипажа (помощник на складе)

Прямо перед тем, как Титаник окончательно погрузился под воду, корма судна ненадолго поднялась в воздух перпендикулярно уровню воды. Тогда же член команды Франк Прентис (Frank Prentice), один из последних на корабле людей, вместе с 2 своими товарищами решился спрыгнуть с тонущего лайнера в холодную воду. Один из его коллег во время падения ударился об винтовой пропеллер Титаника, но Прентису удалось пролететь 30 метров до самой воды, где его уже ждало бездыханное тело друга. К счастью, Франка вскоре подобрала спасательная шлюпка.

В историю Прентиса легко проверить, тем более что его часы остановились ровно в 2:20, а это точное время окончательного погружения Титаника в воды Атлантического океана. Примечательно то, что через несколько лет Прентис пережил еще одно кораблекрушение, когда служил на борту военного судна Океаник (Oceanic) во время Первой мировой войны.

9. Восемь китайских пассажиров из третьего класса

Это может удивить, но если почитать отчеты о крупномасштабной эвакуации с тонущего Титаника, вы поймете, что сначала это был очень цивилизованный процесс. Все пассажиры послушно выполняли приказы экипажа парохода, и многие из них были рады отдать свои места в спасательных лодках женщинам и детям. Они делали это добровольно и без принуждения. Паника не лишила людей благоразумия и чести. По крайней мере, не всех и не сразу.

Но если вы хотите узнать, как в кораблекрушении начала 20 века удалось выжить пассажирам с более практичным подходом к испытаниям, вам будет интересно послушать про 8 китайских иммигрантов, которые взошли на борт легендарного судна все по одному билету. Это была группа выходцев из Гуанчжоу, лишившаяся работы из-за угольного кризиса, и плывшая домой в Гонконг.

В разных иммиграционных отчетах их имена изменялись, но сегодня это уже не важно. Когда произошло столкновение с айсбергом, семеро из них прокралось в спасательные лодки, прежде чем эти шлюпки были направлены к посадочным площадкам. Китайцы скрылись в шлюпках под одеялами, и долго оставались незамеченными. Пятеро из них выжили. Восьмой китаец тоже перенес кораблекрушение – его подобрала спасательная шлюпка №14 (спасшая и Гарольда Филлимора, о котором мы расскажем чуть позже). Спасение 6 человек из группы 8 товарищей – неплохая статистика, но героическим их поведение назвать сложно.

8. Олаус Йоргенсен Абелзет – пассажир второго класса

Олаус Йоргенсен Абелзет (Olaus Jorgensen Abelseth) был норвежским пастухом, работавшим на животноводческой ферме в Южной Дакоте (South Dakota). Он возвращался из поездки домой после посещения родственников, и в апреле 1912 года сел на Титаник с пятью членами своей семьи.

Во время эвакуации с Титаника людей рассаживали по спасательным шлюпкам по определенным соображениям. Взрослый мужчина мог попасть на борт спасательной лодки, только если у него был хороший опыт в судоходстве, который пригодился бы для управления плавательным средством в водах открытого океана. Спасательных шлюпок было всего 20, и на каждой из них должен был присутствовать хотя бы один опытный моряк.

Абелсет имел шесть лет опыта мореходства, в прошлом он был рыбаком, и ему предложили место в очередной лодке, но мужчина отказался. А все потому что некоторые из его родственников не умели плавать, и Олаус Йоргенсен решил остаться с ними, чтобы позаботиться о выживании своей семьи. Когда Титаник полностью затонул, и родственников Олауса все же смыло в воду, мужчина оставался на плаву в холодном океане целых 20 минут, пока его не спасли. Когда Абелсет оказался в лодке, он активно помогал спасать других жертв кораблекрушения, откачивая перемерзших в ледяной воде.

7. Хью Вулнер и Мауриц Бйорнштрем-Штеффансзон – пассажиры первого класса

Хью Вулнер и Мауриц Бйорнштрем-Штеффансзон (Hugh Woolner, Mauritz Björnström-Steffansson) сидели в курительном салоне, когда услышали о столкновении с айсбергом. Джентльмены сопроводили свою подругу к спасательным лодкам и помогли экипажу Титаника в организации посадки женщин и детей в шлюпки. Хью и Мауриц находились на нижней палубе, когда решили запрыгнуть в последнюю шлюпку, пока та спускалась на. Их прыжок был совершен за 15 минут до окончательного затопления Титаника, так что это была попытка из разряда «сейчас или никогда».

Бйорнштрем-Штеффансзон успешно запрыгнул в шлюпку, но Вулнер оказался менее удачливым и промахнулся. Однако мужчина успел ухватиться за край лодки, и его друг сумел задержать Хью, пока тот свисал над океаном. В конечном счете, Вулнеру помогли забраться в лодку. Это было спасение, полное драматизма.

6. Чарльз Джоин – член экипажа (главный пекарь)

Большинство жертв крушения Титаника умерли от гипотермии (переохлаждения) в течение 15 - 30 минут в ледяной воде, но Чарльз Джоин (Charles Joughin) – настоящее доказательство того, что у каждого правила есть свои исключения. Джоин был пьян, когда пароход столкнулся с айсбергом. Несмотря на чрезвычайные условия и свое нетрезвое состояние пекарь очень помог другим тонущим, выбрасывая за борт Титаника шезлонги и стулья, чтобы людям было за что ухватиться, и не утонуть. После того как лайнер окончательно погрузился под воду, Чарльз дрейфовал в районе места крушения больше двух часов, пока его не прибило к одному из спасательных судов.

Эксперты по выживанию связывают успех Джоина с тем, что алкоголь повысил температуру его тела, а также с тем, что, как утверждал сам пекарь, он старался не погружать голову в ледяную воду. Некоторые критики сомневаются в том, что мужчина пробыл в воде так долго, но факт остается фактом, и у Джоина есть свидетели со спасательной шлюпки.

5. Ричард Норрис Уильямс – пассажир первого класса

Ричард Норрис Уильямс (Richard Norris Williams) путешествовал со своим отцом первым классом, и вместе они плыли на теннисный турнир. После того, как произошло столкновение айсбергом, оба они сохраняли невозмутимость, требуя открыть бар, и провели немного времени в тренажерном зале. Уильямсы даже успели помочь одному пассажиру, когда поняли, что не время прохлаждаться.

В итоге Ричарду довелось наблюдать за тем, как его отца накрыло дымовой трубой и унесло в море одной из волн, смывшей в океан складную шлюпку модели Collapsible A. Это была одна из 2 последних лодок на борту тонущего Титаника, и экипаж физически не успел приготовить оба этих спасательных средства для посадки в них людей и правильного спуска на воду.

Позже на борту британского парохода Карпатия (Carpathia), первого пришедшего на помощь жертвам Титаника, врачи советовали выжившему Норрису ампутировать обе обмороженные ноги. Спортсмен воспротивился рекомендациям докторов, и вопреки первоначальным прогнозам медиков не только не потерял свои ноги, но и восстановил их функциональность. Более того, мужчина вернулся в теннисный спорт и выиграл золотую медаль на Олимпийских играх 1924 года. Вдобавок он был награжден за безупречную службу в Первой мировой войне.

4. Рода «Роза» Эбботт – пассажир третьего класса

Все знают морское правило «сначала женщин и дети», но не всем известно, насколько оно было жестким. Если мальчику было больше 13 лет, его больше не считали ребенком. Это не устроило пассажирку третьего класса Роду Эбботт (Rhoda Abbott), которая не собиралась отказываться от двух своих сыновей 13-ти и 16-ти лет. Эбботт отдала место в шлюпке, чтобы до конца оставаться со своими детьми. Она была женщиной твердых убеждений, членом христианской гуманитарной миссии Армия Спасения и матерью-одиночкой. Рода схватила каждого ребенка за руку, и вместе они прыгнули за борт тонущего судна.

К сожалению, оба ее сына утонули, и на поверхность воды мать-героиня всплыла без них. Как и Ричард Норрис Уильямс, Роза ухватилась на борт перевернувшейся складной шлюпки Collapsible A. Ее ноги пострадали от переохлаждения почти так же сильно, как и ноги теннисиста. Эбботт провела в больнице 2 недели, но это не отменяет того факта, что она оказалась единственной женщиной, выжившей после плавания в ледяных водах Атлантического океана в ночь крушения Титаника.

3. Гарольд Чарльз Филлимор – член экипажа (стюард)

Знаменитый персонаж Розы Декатура, которую в фильме Джеймса Кэмерона сыграла Кейт Уинслейт (Rose Decatur, James Cameron, Kate Winslet), был вымышленным, но прототипом этой романтической истории мог быть пример стюарда Гарольда Чарльза Филлимора (Harold Charles Phillimore).

Мужчину обнаружили цепляющимся за плавающие обломки посреди моря трупов, когда к месту крушения в поисках выживших прибыла последняя спасательная шлюпка. Филлимор поделился частью дрейфующей деревянной балки с другим пассажиром, чего по сюжету Кэмерона не сделала Роза Декатур, позволив любви всей ее жизни умереть от переохлаждения. После трагического кораблекрушения Гарольд Филлимор продолжил свою морскую карьеру, добился выдающихся успехов и заслужил медали за службу в военно-морском флоте во время Первой мировой войны.

2. Гарольд Брайд – представитель компании Marconi Wireless

Гарольд Брайд (Harold Bride) был одним из двух операторов телеграфа британской компании Marconi Wireless, задача которой состояла в том, чтобы обеспечивать связь между пассажирами судна и материком. Брайд также отвечал за навигационные сообщения и предупреждения от других судов. Во время крушения Гарольду и его коллеге Джеймсу Филлипсу (James Phillips) было позволено оставить свой пост, чтобы как можно скорее спасаться, но оба они поддерживали связь Титаника с остальным миром до последних минут легендарного парохода.

Телеграфисты работали до тех пор, пока вода не начала заполнять их каюту. Тогда они и поняли, что пришло время покинуть судно. Коллеги сели на последнюю спасательную шлюпку, известную под названием Collapsible B. К сожалению, во время спуска на воду она перевернулась вверх дном, и все ее пассажиры оказались в ледяной воде. Гарольд Брайд так сильно поморозил ноги, что с трудом забрался по спасательной лестнице на борт британского парохода Карпатия, когда тот прибыл к месту аварии чтобы помочь выжившим жертвам.

На пути к своему спасению Гарольд проплыл мимо мертвого тела, которым оказался его товарищ Джеймс Филлипс, умерший этой страшной ночью от переохлаждения. Впоследствии Брайду не нравилось говорить на публике о произошедшем, потому что он был «глубоко поражен всем этим опытом, особенно потерей своего коллеги и друга Джека Филлиса».

1. Чарльз Лайтоллер – капитан второго ранга

Чарльз Лайтоллер (Charles Lightoller) начал свою морскую карьеру с 13-летнего возраста, и ко времени службы на Титанике в качестве капитана второго ранга он успел повидать многое. До того как заключить контракт с британской судоходной компанией White Star, которой принадлежал гигантский пароход, Лайтоллер уже пережил кораблекрушение в Австралии, циклон в Индийском океане, и путешествие автостопом от западной Канады до самой Англии после участия в неудачной разведке золотоносных мест в Юконе (Yukon).

Когда Титаник столкнулся с айсбергом, Лайтоллер был одним из первых, кто начал спускать спасательные шлюпки на воду. Примерно в 2:00 (за 20 минут до полного затопления лайнера), начальство приказало ему садиться в лодку и спасаться самому, на что Чарльз отважно ответил примерно следующее: «нет, чертовски навряд ли я это сделаю» (not damn likely).

В итоге он оказался в воде, подплыл к опрокинутой складной шлюпке Collapsible B, о которой мы уже упоминали выше, и помог поддержать порядок и моральный дух среди оставшихся в живых. Офицер проследил, чтобы лодка не перевернулась снова со всеми пассажирами на борту, и рассадил людей так, чтобы никого не смыло в ледяной океан.

Капитан второго ранга Чарльз Лайтоллер был самым последним спасенным человеком, спрыгнувшим с Титаника в Атлантический океан, и на борт Карпатии его подняли спустя почти четыре часа после появления спасателей с других пароходов. Кроме того он был самым старшим по должности среди всех выживших членов экипажа, и согласно уставу участвовал в слушаниях Конгресса США по делу трагического крушения Титаника.

Шарлотте Коллиер было 30 лет, когда она со своим мужем и маленькой дочкой села на борт «Титаника». Они продали всё, чтобы начать в США новую и более счастливую жизнь. Но эта жизнь так никогда и не настала. А её история спасения, до сих пор пробирающая до мурашек, напоминает, что катастрофа «Титаника» — это горе и крушение судеб настоящих людей.

«Из всего того, что я помню относительно катастрофы «Титаника», одно впечатление никогда не покинет меня. Это ирония надежды, которую я ощущала на судне. «Он непотопляем» — говорили мне. «Он — самый безопасный корабль в мире».

Я никогда не путешествовала по морю, и поэтому я его боялась. Но я слушала людей, которые говорили: «Садись на новый «Титаник». На нём тебе ничего не грозит. Новые технические достижения делают его безопасным, да и офицеры в первом плавании будут очень осторожны». Это все звучало красиво и правдиво. Поэтому я, Харви, мой муж, и наша восьмилетняя дочь Мэрджори решили отправиться в Америку этим способом. Мэрджори и я сейчас здесь, в безопасности, но нас осталось лишь двое. Мой муж утонул, и вместе с «Титаником» на дно Атлантики ушло всё, что у нас когда-либо было.

Наша история до «Титаника»

Харви, Мэрджори и Шарлотта Коллиеры

Сначала я хочу рассказать, почему мы решили покинуть Англию. Мы жили в Бишопстоук, в небольшой деревне рядом с Саутгемптоном, Хэмпшир. Мой муж держал продуктовую лавку. В свои 35 лет он был главным дельцом в деревне, и его любили все соседи. Он был и клерком в церкви, помогая заполнять свидетельства о рождении, брачные договоры и так далее. Он также был местным звонарём на главной колокольне, которой больше ста лет и которая считается одной из лучших в Англии.

Однажды некоторые наши друзья уехали из деревни в Долину Пэйет, что в американском штате Айдахо. Они купили фруктовую ферму и вполне успешно её содержали. В своих письмах нам они рассказывали, какой там был замечательный климат и приглашали нас к ним присоединиться. Мы не думали, что отправимся туда, пока моё здоровье не ухудшилось — у меня очень слабые лёгкие. В конце концов, мы решили продать наш бизнес и купить небольшую ферму в том же самом месте, что и наши друзья. Я понимала, что сделано это было только ради меня и ради Мэрджори. Если бы не мы, Харви никогда бы не покинул Англию.

За день до отплытия наши соседи в Бишопстоуке не покидали наш дом. Казалось, что тогда пришли сотни людей, чтобы попрощаться с нами. А днем священнослужители устроили нам сюрприз: ради нас они пели старинные песни, веселые и грустные, устроили небольшой пир. Это была настоящая церемония прощания со старыми друзьями. Почему люди должны устраивать такие мероприятия? Чтобы те, кто покидает родные места и всё нажитое, чувствовали себя так грустно и неприятно? Этот вопрос я задаю себе часто.

На следующее утро мы отправились в Саутгепмтон. Здесь мой муж забрал из банка все наши деньги, включая те, что мы выручили от продажи нашего магазинчика. Таким образом, мы получили сумму в несколько тысяч американских долларов наличными. Все это мой муж сложил в самый большой карман своего пиджака. Перед этим мы уже отправили наш небольшой багаж на судно, и поэтому, когда мы садились на «Титаник», самое большое богатство было при нас.

Мы путешествовали вторым классом и из нашей каюты мы видели тот размах, с которым провожали корабль. Мне кажется, никогда ещё не было такой большой толпы в Саутегмптоне.

Величественный «Титаник»

«Титаник» был прекрасен, намного прекраснее, чем я могла представить. Другие суда выглядели ореховыми скорлупками рядом с ним, а они, уверяю вас, несколько лет назад считались огромными. Я помню, как друг сказал мне, как раз до того, как всех провожающих попросили выйти: «А ты не боишься путешествовать морем?» Но теперь уже я была уверена: «Что, на этом судне? Даже самый страшный шторм не сможет повредить ему».

Перед тем, как покинуть залив, я видела происшествие с «Нью-Йорком», лайнером, который оттянуло от пристани прямо наперерез нам. Но это никого не испугало, наоборот, только уверило нас в том, какой «Титаник» мощный.

Я немногое помню о первых днях путешествия. Я немного страдала от морской болезни, поэтому почти всё время проводила в каюте. Но в воскресенье, 14 Апреля 1912 года самочувствие моё улучшилось. Ужинала я в салоне, наслаждалась едой, которой было даже слишком много и она была слишком вкусной. В воскресенье даже на обслуживание второго класса не жалели сил, это был самый лучший ужин. После того, как я наелась, я немного послушала оркестр и часов в девять или полдесятого вечера отправилась к себе в каюту.

Я только легла, когда стюардесса вошла ко мне. Она была приятной женщиной и очень добра ко мне. Хочу воспользоваться случаем и поблагодарить её, ведь я её больше никогда не увижу. Она утонула вместе с «Титаником».

«Вы знаете, где мы сейчас находимся?» — спросила она вежливо. — «Мы в месте, называемом «Дьявольской Дырой».

«Что это значит?» — спросила я.

«Это опасное место в океане» — ответила она. — «Множество аварий произошли рядом с этим местом. Говорят, айсберги заплывают ещё дальше этой точки. На палубе становится очень холодно, значит лёд где-то поблизости!»

Она вышла из каюты, и я снова заснула. Её разговоры об айсбергах не испугали меня, но это значило, что команда о них беспокоилась. Насколько я помню, мы нисколько не снижали скорость. Где-то около десяти пришел мой муж, чем разбудил меня. Он мне что-то рассказывал, не помню, как долго. Потом он начал готовиться ко сну.

А затем — удар!

Мне показалось, что корабль кто-то взял большой рукою и потряс один раз, второй, а затем всё смолкло. Я не упала с кровати, а мой муж, всё еще стоявший на ногах, лишь немного покачнулся. Мы не слышали никаких странных звуков, никакого скрежета металла или дерева, но мы заметили, что двигатели остановились. Они заработали снова несколько минут спустя, но после некоторого грохота снова воцарилась тишина. Наша каюта была расположена так, что мы всё это отчетливо слышали.

Ни я, ни мой муж не были обеспокоены. Он сказал, что что-то, должно быть, произошло в машинном отделении, и сначала даже не хотел идти на палубу. Потом он передумал, надел свое пальто и покинул меня. Я спокойно лежала в кровати с моей маленькой девочкой и почти снова заснула.

Через несколько мгновений, как мне показалось, вернулся мой муж. Он действительно был немного возбужден.

«Ты только подумай!» — воскликнул он. — «Мы столкнулись с айсбергом, с довольно большим. Но опасности никакой нет. Мне так сказал офицер».

Я слышала шаги людей на палубе надо мной. Слышались какие-то удары, шумы, скрипы, как будто кто-то натягивал снасти корабля.

«Люди испуганы?» — спросила я негромко.

«Нет»- ответил он. — «Я не думаю, что удар разбудил кого-то во втором классе, а те немногие, что сидели в салонах, даже не вышли на палубу. Я видел пятерых профессиональных шулеров, игравших с пассажирами, когда я выходил. Их карты рассыпались по столу, когда произошло столкновение, и теперь игроки спешно их собирали».

Этот рассказ убедил меня. Если эти играющие в карты люди не волнуются, то почему должна волноваться я? Я думаю, мой муж вернулся бы спать, не интересуясь больше происшествием, когда мы услышали за нашей дверью топот сотен бегущих людей. Они не кричали, но топот их ног напомнил мне крыс, бегущих через пустую комнату.

Я увидела своё лицо в отражении зеркала, и оно стало очень бледным. Мой муж тоже побледнел. Заикаясь, он сказал мне: «Нам лучше подняться наверх на палубу и посмотреть, в чем дело».

Я выпрыгнула из кровати, надела своё вечернее платье и пальто. Мои волосы были распущены, но я поспешно собрала их. К этому времени, хотя никаких признаков столкновения не было заметно, корабль, казалось, немного наклонился вперед. Я схватила свою дочь Мэрджори в пижаме, обернула её в плед «Уайт Стар» и выскочила из двери. Муж следовал за нами. Никто из нас не взял ничего из вещей из каюты, я даже помню, как муж оставил свои часы на подушке. Мы ведь ни на секунду не сомневались, что вернемся сюда.

Когда мы дошли до прогулочной палубы второго класса, мы увидели большую толпу людей. Некоторые офицеры ходили туда-сюда, выкрикивая: «Нет никакой опасности!». Была ясная звездная ночь, но очень холодная. Океан был недвижим. Некоторые пассажиры стояли у ограждения и смотрели вниз, но стоит заметить, что в то время никто ничего не опасался.

Мой муж подошел к офицеру — это был либо пятый офицер Лоу, либо первый офицер Мэрдок — и что-то у него спросил. Я услышала, как он прокричал в ответ: «Нет, у нас нет прожекторов, но у нас есть ракеты на борту. Сохраняйте спокойствие! Нет никакой опасности!».

Мы втроем держались вместе. Я не узнавала лиц вокруг меня, может быть из-за волнения. Я никогда не ходила к помещениям первого класса, поэтому не видела никаких известных людей.

Опасность

Вдруг толпа возле одного из трапов загудела, и мы увидели кочегара, поднимавшегося снизу. Он остановился в нескольких метрах от нас. Пальцы одной из его рук были отрезаны. Кровь фонтанировала из обрубков, забрызгивая его одежду и лицо. Кровавые следы виднелись очень четко на его черной от сажи коже.

Я решилась спросить его, есть ли какая-то опасность.

«Опасность?!» — завопил он. — «Ну наверное! Там внизу — ад! Посмотри на меня! Этот корабль утонет через десять минут!»

Затем он оступился и упал в груду канатов, теряя сознание. В это мгновение я почувствовала первый приступ страха — ужасного, тошнотворного страха. Вид этого бедняги с кровоточащей рукой и забрызганным лицом вызвал в моем воображении картину разрушенных двигателей и изуродованных человеческих тел. Я схватилась за руку моего мужа, и хотя он был очень мужественным и не дрожал от страха, я увидела его лицо, белое, словно лист бумаги. Мы поняли, что происшествие намного серьезнее, чем мы ожидали. Но даже тогда ни я, ни кто-нибудь из людей вокруг, не верили, что «Титаник» может затонуть.

Офицеры носились от одного места к другому, раздавая приказы. Я не помню точно, что происходило следующие четверть часа, время казалось намного короче. Но где-то через минут десять или пятнадцать я увидела первого офицера Мэрдока, который ставил охранников у трапов, чтобы не пускать других раненых кочегаров на палубу.

Я не знаю, сколько мужчин были отрезаны от своего шанса на спасение. Но мистер Мэрдок был, наверное, прав. Он был опытным человеком, поразительно смелым и хладнокровным. Я встречала его за день до катастрофы, когда он проверял помещения второго класса, и подумала, что он похож на бульдога — ничего не боится. Это оказалось правдой — он выполнял приказы до самого конца и умер на своем посту. Говорят, что он застрелился. Я не знаю.

Должно быть, нас направили на шлюпочную палубу, потому что через какое-то время я поняла, что нахожусь именно там. Я все ещё не отрывалась от руки моего мужа и держала Мэрджори рядом с собой. Многие женщины стояли здесь со своими мужьями, не было никакой путаницы или смятения. Вдруг над толпой людей, вопрошающих друг друга о том, что происходит, разнесся страшный крик: «Спускайте шлюпки! Женщины и дети первыми!». Кто-то повторял последние слова снова и снова: «Первыми женщины и дети! Первыми женщины и дети!». Они поселили глубокий ужас в моём сердце, и они будут звучать в моей голове до самой моей смерти. Они означали, что я в безопасности. Но также они и значили самую большую потерю в моей жизни — потерю своего мужа.

Первая шлюпка быстро заполнилась и спустилась на воду. Лишь немногие мужчины сели в неё, и это были шестеро членов команды. Мужчины-пассажиры не делали никаких попыток спастись. Я никогда не видела такой храбрости и не думала, что такое вообще возможно. Как вели себя люди в первом или третьем классах я не знаю, но наши мужчины были настоящими героями. Я хочу, чтобы это знали все читатели этого рассказа.

Спуск второй шлюпки занял больше времени. Мне кажется, что все женщины, которые по-настоящему боялись и хотели спастись, уже сделали это в первой шлюпке. Оставшиеся женщины были в большинстве своем или женами, которые не хотели покидать своих мужей, или дочерьми, которые не хотели расставаться со своими родителями. Ответственным офицером здесь на палубе был Гарольд Лоу, а первый офицер Мэрдок ушел на другую часть палубы. Больше я его никогда не видела.

Мистер Лоу был очень очень молод, но каким-то образом ему получалось убеждать людей следовать его приказам. Он пошёл в толпу и приказал женщинам садиться в шлюпки. Многие из них последовали за ним как загипнотизированные, но некоторые не двигались, оставаясь со своими мужчинами. Я могла бы сесть во вторую шлюпку, но я отказалась. Наконец-то её заполнили, и она исчезла в темноте.

Оставались еще две шлюпки в этой части палубы. Мужчина в светлой одежде суетился рядом, выкрикивая инструкции. Я видела, как пятый офицер Лоу приказал ему убираться. Я не узнала его, но потом я прочитала в газете, что это был мистер Брюс Исмей, исполняющий директор компании.

Третья шлюпка была наполовину заполнена, когда моряк схватил Мэрджори, мою дочь, вырвал её у меня и бросил в шлюпку. Ей даже не дали возможности попрощаться со своим отцом!

«Вы тоже!» — прокричал мне на ухо мужчина. — «Вы — женщина. Занимайте место в шлюпке, или будет слишком поздно».

Палуба, казалось, уходила из под моих ног. Корабль наклонился довольно сильно, так как погружался уже быстрее. Я в отчаянии бросилась к своему мужу. Я не помню, что я сказала, но я всегда буду рада думать, что я не хотела его покидать.

Человек потянул меня за руку. Затем другой обхватил меня за талию и дернул меня изо всех сил. Я слышала, как мой муж сказал: «Иди, Лотти! Ради Бога, будь храброй и иди! Я найду место в другой шлюпке».

Державшие меня мужчины потащили мня по палубе и грубо кинули меня в шлюпку. Я упала на плечо и повредила его. Другие женщины толпились около меня, но я вскочила на ноги, чтобы через их головы увидеть своего мужа. Он уже отвернулся и медленно шёл вниз по палубе, пока не исчез среди мужчин. Я больше никогда не видела его, но я знаю, что он без страха шёл навстречу своей смерти.Его последние слова о том, что он найдет место в другой шлюпке, подбадривали меня до последнего момента, пока последняя надежда не была утеряна. Многим женщинам их мужья обещали то же самое, иначе они бы прыгнули в воду и ушли на дно. Я дала спасти себя только потому, что я верила, что он тоже спасётся. Но иногда я завидую тем женщинам, которых никакая сила не смогла оторвать их от мужей. Таких было несколько, и они стояли со своими любимыми до самого конца. И когда на следующий день была устроена перекличка пассажиров на «Карпатии», они не отозвались.

Шлюпка была практически заполненной, рядом не оставалось женщин, когда мистер Лоу прыгнул в неё и приказал её спускать. Моряки на палубе начали выполнять приказ, когда случилось одно печальное происшествие. Молодой краснощекий парень, ненамного старше школьника, достаточно молодой, чтобы считаться мальчиком, стоял неподалеку от ограждений. Он не предпринимал никаких попыток спастись, хотя его глаза постоянно буравили офицера. Сейчас, когда он понял, что действительно может остаться на корабле, его храбрость покинула его. С криком он взобрался на ограждение и прыгнул в шлюпку. Он попал в гущу нас, женщин, и спрятался под скамейкой. Я и другие женщины накрыли его нашими юбками. Нам хотелось дать бедняге шанс, но офицер вытащил его за ногу и приказал вернуться на корабль.

Бедняга умолял дать ему шанс. Я помню, как он говорил, что не займет много места, но офицер достал свой револьвер и приставил к лицу парня. «Я даю тебе десять секунд, чтобы ты вернулся на корабль до того, как я вышибу тебе мозги!». Бедняга умолял ещё сильнее, и я думала, что офицер его сейчас пристрелит. Но офицер Лоу вдруг смягчил свой тон. Он опустил револьвер и посмотрел мальчику прямо в глаза: «Ради Бога, будь мужчиной! Мы ещё должны спасти женщин и детей. Мы остановимся у нижних палуб и возьмем их на борт».

Мальчишка отвёл глаза и перелез на палубу, не проронив ни слова. Он сделал несколько неуверенных шагов, затем лёг на палубу и зарыдал. Он не спасся.

Все женщины рядом со мной всхлипывали, и я видела, как моя маленькая Мэрджори взяла за руку офицера: «Дядя офицер, не стреляйте! Пожалуйста, не стреляйте в этого беднягу!». Офицер в ответ кивнул и даже улыбнулся. Он отдал приказ продолжить спуск. Но когда мы спускались, пассажир третьего класса, итальянец, мне кажется, устремился к нам через всю палубу и запрыгнул в шлюпку. Он упал на ребёнка, который сильно ударился.

Офицер потянул его за воротник и со всей силы швырнул обратно на «Титаник». Пока мы спускались к воде, я в последний раз взглянула на толпу. Этот итальянец был в руках около двенадцати мужчин второго класса. Они били его по лицу, и кровь текла из его рта и носа.

Как оказалось, мы не останавливались ни у каких палуб, чтобы забрать женщин и детей. Это было невозможно, я думаю. Когда мы коснулись воды, нас с невероятной силой тряхнуло, чуть не выбросив нас за борт. Нас обрызгало ледяной водой, но мы удержались, и мужчины взяли весла и начали быстро грести от места крушения.

Вскоре я увидела тот самый айсберг, который причинил столько вреда. Он возвышался на фоне яркого ночного неба, огромная сине-белая гора возле нас. Другие два айсберга находились рядом, как пики горы. Позднее, я думаю, я видела еще три или четыре, но я не уверена. Мелкий лед плавал в воде. Было очень холодно.

Мы проплыли милю или что-то около того, когда офицер приказал мужчинам прекратить грести. Рядом не было шлюпок, а у нас даже не было ракеты, чтобы просигналить. Мы остановились здесь — посреди океана в тишине и полной темноте.

Я никогда не забуду ужасающую красоту «Титаника» в тот момент. Он наклонился вперед, корма в воздухе, первая труба наполовину в воде. Для меня он казался огромным светящимся червем. Все было освещено — каждая каюта, каждая палуба и огни на мачтах. До нас не доходили звуки, кроме музыки оркестра, о котором я, странно сказать, впервые забеспокоилась. Ох, эти бравые музыканты! Какими замечательными они были! Они играли весёлые мелодии, регтайм, и продолжали делать это до самого конца. Только наступающий океан смог погрузить их в тишину.

На расстоянии было невозможно различить кого-то на борту, но я смогла увидеть группы мужчин на каждой палубе. Они стояли, скрестив руки и опустив головы. Я уверена, что они молились. На шлюпочной палубе около пятидесяти мужчин собрались вместе. Посреди их толпы возвышалась фигура. Этот мужчина взобрался на стул, чтобы его было видно. Его руки были протянуты вверх, как будто он произносил молитву. На «Титанике» я встречала отца Байлза, который проводил церковные службы во втором классе, и сейчас это, должно быть, он произносил молитву среди этих бедных мужчин. Оркестр играл «Ближе к тебе, Господи», — я слышала это отчётливо.

Конец был близок

Я услышала звук, который оглушил меня. Что-то в недрах «Титаника» взорвалось, и миллионы искр вырвались в небо, как салют во время летнего вечера. Эти искры рассыпались во все стороны, как фонтан. Затем последовали ещё два взрыва, далекие и глухие, как будто под водой.

«Титаник» разломился на две части прямо передо мной. Передняя часть была частично в воде, а после разлома она быстро погрузилась и мгновенно исчезла. Корма встала на дыбы и стояла таким образом очень долго, мне показалось, что это длилось минуты.

Только после этого свет отключился на корабле. Перед тем, как наступила темнота, я увидела сотни человеческих тех, карабкающихся на корабль или падающих в воду. «Титаник» казался пчелиным роем, но вместо пчёл были мужчины, и сейчас они перестали молчать. Я услышала самые ужасные крики, которые я когда-либо могла услышать. Я отвернулась, но в следующее мгновение повернулась обратно и увидела, как задняя часть корабля исчезла под водой, как камень, брошенный в пруд. Я всегда буду помнить этот момент, как самый ужасающий в катастрофе.

Множество криков о помощи раздавались с места крушения, но офицер Лоу сказал женщинам, которые просили его вернуться, что это потопит всех в шлюпке. Я думаю, что некоторые шлюпки подбирали спасшихся в это время. Позже мне сказал один человек, которому я доверю, что капитана Смит смыло в воду, но потом выплыл у складной шлюпки и держался некоторое время за неё. Член команды уверял меня, что пытался поднять его на борт, но тот отрицательно покачал головой, оторвался от шлюпки и скрылся из виду.

Что касается нас, мы отправились на поиски других шлюпок. Мы нашли четыре или пять, и мистер Лоу взял командование над этим небольшим «флотом». Он приказал соединить шлюпки друг с другом с помощью веревок, чтобы ни одна не смогла отсоединиться и затеряться в темноте. Этот план оказался очень полезным, особенно, когда «Карпатия» прибыла спасать нас.

Затем Лоу с большим трудом перераспределил женщин из нашей шлюпки в другие, это заняло около получаса. Шлюпка стала почти пустой, и офицер, отрезав веревки, отправился на поиски выживших.

У меня нет представления о том, как шло время той ночью. Кто-то дал мне одеяло, чтобы я могла согреться от ужасного холода, а Мэрджори сидела в пледе, которым я обернула её. Но наши ноги находились в нескольких сантиметрах от ледяной воды.

От солёных брызг нам невероятно хотелось пить, а рядом не было никакой свежей воды, не говоря уже о еде. Страдания женщин от всего этого были невообразимыми. Самое ужасное, что со мной случилось, произошло, когда я, наполовину теряя сознание, прилегла на одного из мужчин с веслом. Мои распущенные волосы попали в уключину, и половина из них была вырвана с корнем.

Я знаю, что мы спасли многих с места катастрофы, но ясно я помню только два случая. Недалеко от того места, где «Титаник» скрылся под водой, мы обнаружили шлюпку, плавающую верх дном. На ней находились около 20 мужчин. Они жались друг к другу, пытаясь удержаться на шлюпке изо всех сил, но даже самые сильные были такими замерзшими, что, казалось, через несколько мгновений должны были соскользнуть в океан. Мы их всех взяли на борт и обнаружили, что четверо уже были трупами. Мертвые мужчины скрылись под водой. Выжившие дрожали на дне нашей шлюпки, некоторые бормотали словно одержимые.

Чуть дальше мы увидели плавающую дверь, которая, должно быть, оторвалась, когда корабль погружался. На ней, лицом вниз, лежал японец. Он привязал себя веревкой к своему хрупкому плоту, сделав узлы на петлях двери. Как нам показалось, он уже был мертвым. Море перекатывалось через него каждый раз, когда дверь опускалась или поднималась на волнах. Он не шевельнулся, когда его окликнули, и офицер сомневался в том, стоило ли его поднимать или спасать:

«Какой смысл?» — сказал мистер Лоу. — «Он умер, скорее всего, а если и нет, то лучше спасать других, а не этого японца!»

Он уже даже отвернул шлюпку от этого места, но затем поменял своё решение и вернулся. Японца втащили в шлюпку, и одна из женщин стала растирать его грудь, пока другие тёрли его руки и ноги. За меньшее время, чем я это говорю, он открыл глаза. Он заговорил с нами на своем языке, но увидев, что мы не понимаем, он вскочил на ноги, размял свои руки, подняв их вверх, и уже через пять минут или около того почти полностью восстановил свои силы. Один из моряков рядом с ним настолько истощил свои силы, что едва держал весло. Японец оттолкнул его, забрал у него весло, и грёб, как герой, до самого нашего спасения. Я видела, как мистер Лоу наблюдал за ним с открытым ртом.

«Чёрт побери!»- пробормотал офицер. — «Мне стыдно за то, что я сказал об этом малом. Если бы я мог, я бы спас таких ещё штук шесть».

После спасения этого японца до прибытия Карпатии на рассвете я помню всё как в тумане. «Карпатия» остановилась в милях четырёх от нас, и задача догрести до неё стала самой тяжелой для бедных замёрзших мужчин и женщин. Одна за одной шлюпки подходили к борту ожидающего лайнера. Они спустили нам верёвки, но женщины были так слабы, что чуть не срывались с лестницы в воду.

Когда настал черёд спасать младенцев, возникла ещё большая опасность, ведь ни у кого не было сил вместе с собой поднимать ещё и младенцев, живую ношу. Один из почтовых работников на «Карпатии» решил эту проблему — он опустил вниз один из почтовых мешков. В них положили малюток, мешки закрыли, и таким образом их затащили в безопасное место.

И вот наконец стояли мы на борту «Карпатии». Нас было более семисот человек, и трагедию, которую мы пережили, нельзя было описать словами. Вряд ли здесь был хоть кто-то, кто не потерял мужа, ребёнка или друга. Люди бродили от одной группы людей к другой, смотрели в измождённые лица спасшихся, выкрикивали имена и задавали бесконечные вопросы.

Я искала мужа, который, как я верила до самого последнего момента, найдётся в одной из шлюпок.

Его здесь не было. И этими словами лучше всего закончить мою историю о «Титанике».

Друзья в Америке хорошо к нам отнеслись, и я надеюсь следовать изначальному плану. Я поеду в Айдахо и постараюсь построить новый дом в новом мире. Какое-то время я думала о возвращении обратно в Англию, но вряд ли я когда-нибудь смогу смотреть на океан снова. Более того, я должна отвезти Мэрджори туда, куда её отец так желал отправить нас двоих. Это всё, о чем я сейчас беспокоюсь, — сделать то, что надеялся сделать он.

Шарлотта и Мэрджори в США после спасения. На коленях — тот самый плед с «Титаника»

Как же сложилась дальнейшая судьба Шарлотты и её дочки?

Шарлотта и Мэрджори действительно после катастрофы отправились в Айдахо. Однако, вскоре оказалось, что без мужа было невозможно организовать ферму или другое хозяйство на незнакомой земле. На деньги, полученные от многочисленных читателей газеты, где была опубликована статья, Шарлотта и Мэрджори вернулись в Англию. К несчастью, их неудачи не кончились. В 1914 году Шарлотта заболела туберкулезом и скончалась. Мэрджори выросла и вышла замуж, но перед смертью в 1965 году в возрасте 61 года она овдовела, а единственный ребенок умер в детстве. В 1955 году она написала о жизни после «Титаника», и в воспоминаниях была такая фраза: «С того времени я жила под сенью несчастья, и я всегда задавалась вопросом, кончится ли это когда-нибудь. Но мне кажется, что это моя судьба…»

Перевод: Максим Полищук (

Из 2224 человек, находившихся на борту океанского лайнера "Титаник", выжили лишь 706 человек. Среди них были и самоотверженные герои, и те, кто заботился лишь о своем спасении, и выжившие чудом, и те, кто не смог жить дальше, помня о сотнях погибших. Трагедия перевернула судьбы не только тех, кто был на корабле, но и тех, кто был вынужден ждать на суше своих близких.

Проблема шлюпок

Имевшиеся на лайнере спасательные средства могли вместить только 1178 человек. "Титаник" имел 20 спасательных шлюпок - к стандартному набору из 16 шлюпок двух типов вместимости (на 65 и 40 человек) были добавлены четыре складных шлюпки на 47 человек каждая.

Ответственным за конструирование "Титаника" был директор-распорядитель пароходной компании "Уайт Стар Лайн" Джозеф Брюс Исмей. Именно он принял решение не размещать на борту корабля лишние спасательные шлюпки из соображений экономии денежных средств. Эти лодки могли бы спасти 1500 жизней - почти всех, кто погиб.

Данное обстоятельство усугубляет то, что Исмей, невзирая на приказ капитана "женщины и дети прежде всего", вовремя занял свое место в шлюпке и смог выжить в катастрофе. На корабле "Карпатия", который поднял на борт 706 человек, Исмей расположился в отдельной каюте, в то время как остальные спали на полу и столах.

Тем не менее, членам экипажа даже не удалось спустить на воду все шлюпки, которые были на корабле. Одну лодку смыло за борт, другая плавала в перевернутом состоянии. Поразителен и тот факт, что большинство лодок было заполнено не больше, чем на две трети. Это произошло по многим причинам.

Поначалу пассажиры не хотели занимать места в шлюпках, потому что им казалось, что оставаться на "Титанике" было безопаснее. Позднее, когда стало очевидно, что гибель парохода неминуема, шлюпки заполнялись лучше.

В одной из шлюпок, рассчитанной на 65 человек, спаслись лишь 12. Об этом случае не утихают споры. Состоятельный пассажир сэр Космо Дафф Гордон и его жена Люсиль - модельер, придумавшая слово "шик" - спаслись, заплатив семерым членам экипажа по пять фунтов каждому, чтобы те сели в лодку и гребли. По словам Гордона, это был акт великодушия. Но некоторые полагают, что он нанял моряков, чтобы как можно быстрее уплыть от тонущего корабля, тем самым, лишив остальных шанса на спасение.

Среди пассажиров были и те, чей героизм не подвергался сомнению. 17-летний Джек Тэйер помогал другим забираться в шлюпки, при этом отказывался садиться сам. Когда корабль затонул, мальчик нырнул в ледяную воду. Он уцелел, забравшись на перевернутую шлюпку. Домой он вернулся знаменитостью, о нем говорила вся страна. Тэйер был одним из десяти людей, кто покончил с собой после трагедии.

Цена спасения

Другое обстоятельство трагедии заключается в том, что основная часть спасшихся пассажиров путешествовала первым и вторым классом. Так, из 143 женщин, которые путешествовали первым классом (билеты по 875 фунтов), погибли четыре. При этом три дамы сами отказались покидать корабль. Из тех, кто заплатил 12 фунтов за билет в каюты третьего класса, погибли более половины пассажиров. Из членов экипажа уцелеть смогли не более 25% человек. Признаки подобного социального расслоения наблюдались и после их смерти. Корабль, который был отправлен компанией "Уайт Стар Лайн" на поиски погибших, поднял тела только тех, кто плыл первым классом. Остальные были похоронены прямо в море.

В ходе расследования обстоятельств гибели "Титаника" выяснилось, что многие пассажиры третьего класса погибли из-за собственной нерешительности и незнания английского языка. Так, некоторые боялись подниматься на шлюпочную палубу, считая это небезопасным; другие же спорили друг с другом и не могли решить, что делать.

Не последнюю роль в этом сыграл языковой барьер - многие пассажиры не говорили по-английски, а потому не могли понять друг друга или хотя бы прочитать надписи на указателях, ведущих на верхние палубы.

Когда некоторым все же удалось выбраться на шлюпочную палубу, почти все шлюпки "Титаника" уже были спущены на воду. На палубе оставалось лишь несколько складных шлюпок, которые команда собиралась спустить в последнюю очередь. В них-то и спаслись сумевшие выбраться из трюмов пассажиры третьего класса. Те, кто оказался в воде, погибли от переохлаждения практически моментально, поскольку температура воды не превышала минус два градуса по Цельсию.

Прибытие в Нью-Йорк

В ночь с 14 на 15 апреля 1912 года радисты "Карпатии" получили сигнал бедствия с "Титаника". Другие корабли либо не откликнулись на призывы о помощи, либо находились слишком далеко. Узнав о ситуации на "Титанике", капитан "Карпатии" Артур Рострон немедленно отдал приказ следовать к месту тонущего лайнера. Чтобы развить максимальную скорость, пришлось отключить отопление на всем корабле.

Утром 15 апреля, после того, как на борт "Карпатии" поднялся последний выживший пассажир "Титаника", корабль взял курс на Нью-Йорк. Прошло три дня, прежде чем судно достигло пункта назначения. За это время с судно было передано сообщение о том, что случилось. В результате чего, пресса начала публиковать слухи, что "Титаник" буксируют к пристани Нью-Йорка. Когда точно стало известно, что большая часть людей, находившихся на "Титанике", погибла, в офисы компании "Уайт Стар Лайн" во всем мире стали приходить толпы людей в надежде разузнать подробности. Только 17 апреля был оглашен неутонченный список погибших и пропавших без вести. А окончательный список был опубликован лишь через четыре дня после прибытия "Карпатии" в Нью-Йорк.

В порту Нью-Йорка "Карпатию" встречали около 40 тысяч человек. Множество благотворительных организаций снабжала людей, спускавшихся на пристань, теплыми вещами, медикаментами, предлагали помочь добраться до дома, больницы или отеля. Многие направлялись домой к родственникам. Состоятельные пассажиры арендовали целые поезда. А членов экипажа разместили в пассажирских каютах другого корабля, принадлежавшего "Уайт Стар Лайн".

Конечно, среди толпы встречавших "Карпатию" были и репортеры, которым не терпелось рассказать истории выживших пассажиров. Некоторым даже удалось подняться на борт "Карпатии", прежде чем она пришвартовалась.

Корреспонденты "МК" раскрывают новые тайны самого знаменитого лайнера

Ученые поведали "МК" новые обстоятельства гибели знаменитого лайнера. Корреспонденты "МК" нашли в Петербурге потомков честного кассира с «Титаника», а также выяснили, что выживших в кораблекрушении расстреляли в лагерях.

«ТИТАНИК» СГУБИЛИ ЛУНА И КАПИТАН

Ученые продолжают выяснять новые обстоятельства гибели знаменитого лайнера

Об этой трагедии написаны сотни книг, сняты десятки фильмов, но она по-прежнему будоражит умы исследователей. Среди последних работ, посвященных одной из самых громких катастроф ушедшего века, — исследования Сэмюэля Хэлперна и группы астрономов под руководством Дональда Олсона. «МК» связался с обоими авторами, чтобы узнать их точку зрения на события вековой давности.

«Винить можно лишь капитана судна»

Напомним, что, согласно результатам расследования 1912 года, айсберг, с которым столкнулся «Титаник», был замечен за 37 секунд до столкновения. Судно же поменяло курс почти мгновенно, но аварии было уже не избежать.

Однако Сэмюэль Хэлперн и его коллеги, выпустившие к столетию трагедии книгу со своим новым исследованием, полагают, что теоретически корабль мог не столкнуться с айсбергом. За основу авторы взяли воспоминания тех людей, чьи показания не использовались при расследовании сто лет назад. Речь идет о Фредерике Флите, который был на наблюдательном мостике в ту ночь, и рулевом Роберте Хикэнсе. Их свидетельства позволили установить, что айсберг был замечен на самом деле за минуту до столкновения и, если бы приказ сменить курс был отдан даже на 20 секунд раньше, катастрофы можно было избежать. Однако Уильям Мердок, старший помощник капитана судна, бывший ответственным офицером на мостике в ночь трагедии, не стал этого делать, поскольку смена курса также грозила катастрофой — корма могла при повороте задеть айсберг. Мердок медлил, рассчитывая, что корабль и так минует опасность.

Так кого же винить в гибели судна? Об этом «МК» побеседовал с самим Сэмом Хэлперном.

— Что сподвигло вас на изучение крушения «Титаника» и как долго вы этим занимаетесь?

— По роду своей деятельности я системный аналитик и исследователь. Катастрофа же «Титаника» — одна из многочисленных тем, интересующих меня.

— Что не устраивает вас в официальной версии тех событий?

— Расследование причин катастрофы по горячим следам, в 1912 году, не включало в себя многих очевидных для того времени фактов. Этими данными мы располагаем сейчас. Тогда же специалисты, занимавшиеся изучением причин трагедии, отдавали предпочтения, например, показаниям некоторых выживших офицеров, игнорируя в то же время свидетельства других людей.

Что касается событий той трагической ночи, то было много факторов, которые привели к катастрофе. Один из них — человеческий. Людям вообще свойственно совершать ошибки.

— Был ли у экипажа корабля, по вашему мнению, шанс спасти судно после столкновения?

— Нет, судьба «Титаника» была предрешена тогда, когда айсберг пробил пять основных перегородок в корпусе судна, в результате чего вода стала поступать в передний отсек, три первых трюма и бойлерную.

— Можно ли говорить о том, что катастрофа стала результатом ошибки лишь одного человека, Уильяма Мердока?

— Нет. Если кого-то и надо винить в катастрофе, то это должен быть капитан судна Эдвард Джон Смит. Именно он мог спасти судно намного раньше, если бы направил корабль южнее, еще до того, как взял курс на Нью-Йорк в 17.50. К тому моменту по радиосвязи прозвучало не одно предупреждение о том, что впереди по курсу льды и что к ночи корабль окажется в месте, где полно айсбергов. Эдвард Смит сам взял на себя риск и не отклонился от курса, в этом была его фатальная ошибка.

— Последовала ли какая-то официальная реакция на вашу последнюю книгу?

— Я не совсем понимаю, что в данном случае может служить официальной реакцией, но те отзывы, что получила моя книга, написанная в соавторстве с еще десятью людьми, были положительными.

«Мы лишь объяснили, откуда на пути «Титаника» взялось столько айсбергов»

А вот коллектив американских астрономов из университета города Остин, что в штате Техас, не отрицает общепринятой версий обстоятельств трагедии. Однако исследователи во главе с Дональдом Олсоном решили установить, чем было вызвано обилие айсбергов, с одним из которых столкнулся «Титаник».

По их мнению, огромную роль сыграло положение Луны относительно Земли. В частности, в январе 1912 года Земля приблизилась на максимально возможное расстояние к Солнцу, а уже на следующий день Луна достигла перигея — ближайшей к Земле точки своей орбиты. Гравитационное воздействие Солнца и Луны на Землю привело к повышению уровня моря. А это, в свою очередь, «освободило» огромные айсберги, которые при нормальном уровне воды стояли бы на одном месте, постепенно уменьшаясь в размерах. Однако активность небесных тел в конечном счете отпустила здоровые глыбы в плавание, и одна из них встретилась с «Титаником». Руководитель исследовательской группы Дональд Олсон поделился с «МК» своими соображениями по поводу влияния небесных тел на события на Земле и судьбу «Титаника».

— Как вы пришли к тому, что связали катастрофу «Титаника» и астрономические аномалии?

— Наша группа из Техасского университета уже очень давно занимается изучением необычайно высоких приливов, вызванных различными астрономическими явлениями, и их влияния на события в истории человечества. В журнале «Sky&Telescope» мы уже публиковали статьи, связанные с «Бостонским чаепитием», битвой за Тараву в 1943 году, вторжением Юлия Цезаря в Британию в 55 году до н.э., высадкой войск в Нормандии в 1944 году, известной как «День Д», «Кентерберийскими рассказами» Джеффри Чосера. Приливы сыграли решающую роль в ноябре 1943 года, когда десант из морских пехотинцев высадился на Тараве. Из-за того, что десантный корабль наткнулся на риф, морским пехотинцам пришлось высаживаться на прибрежную зону под шквальным огнем. Снижение уровня приливов в тот период мы связываем с лунным апогеем и тем, что Луна находилась в четвертой четверти. Оба этих явления наблюдались за день до высадки десанта.

В другой статье мы говорим о возрастающей Луне во время «Бостонского чаепития». В этом случае, все произошло совсем иначе, нежели с высадкой на Тараве. Приливы в бостонской гавани возросли на фоне новолуния и лунного перигея. И вновь оба явления наблюдались одновременно, накануне «Бостонского чаепития». События «Дня Д», на которые также оказали влияние приливы, рассматриваются в нашей статье 1994 года, вышедшей к 50-летию высадки войск в Нормандии.

Кроме того, мы проанализировали приливные течения, чтобы установить место, где Цезарь высадился в ходе вторжения в Британию в 55 году до н.э. На фоне подобных опытов неудивительно, что мы взялись за изучение дат самых высоких приливов, связанных с лунным перигеем, имевших место в январе 1912 года, и с помощью Фергюса Вуда связали это с айсбергом, погубившим «Титаник».

Идея о том, что эта катастрофа может быть связана с астрономическими явлениями, возникла у нас уже давно, еще в начале 90-х годов прошлого века. Статья ждала подходящего момента для публикации — такого, как столетие со дня катастрофы.

— Как ваше исследование соотносится с основной версией событий?

— Мы лишь добавляем к уже известным фактам результаты наших исследований. То есть мы связываем лунный перигей, наблюдаемый в январе 1912 года, с активными приливами и — как следствие — обилием отколовшихся айсбергов, которые оказались на пути корабля спустя 3,5 месяца.

— Что касается трагической ночи — какие конкретные астрономические обстоятельства могли спровоцировать катастрофу?

— Мы знаем, что ночь с 14 на 15 апреля 1912 года была безлунной. Это значит, что видимость была плохая и увидеть айсберг на том расстоянии, когда еще имелся шанс удачно сманеврировать, было трудно.

— Были ли у «Титаника» шансы спастись?

— После столкновения корабля с айсбергом их уже не было — гибель была неизбежной. Разумеется, к трагедии в конечном счете привело именно столкновение с айсбергом. «Титаник» не замедлил ход даже после того, как получил несколько предупреждений по радио о том, что впереди опасность. Судно полным ходом шло на айсберги, и это самое главное. Наша же работа объясняет, почему в ту ночь в том месте было так много айсбергов на пути корабля.

— В своей статье вы пишете о том, что 4 января 1912 года Луна достигла перигея, приблизившись к Земле на столь малое расстояние, на которое не приближалась 1400 лет. Теперь, когда мы знаем, что это может повлечь за собой, интересно — когда подобное явление случится в следующий раз?

— Это может произойти не раньше, чем в 2257 году.

Русский офицер спас француженку

В Петербурге живут потомки честного кассира с «Титаника»

Точные пофамильные списки пассажиров «Титаника» так и не удалось восстановить. Но доподлинно известно, что на борту лайнера было немало подданных Российской империи, в том числе несколько петербуржцев. Их родственники до сих пор живут в городе.

Выживших в кораблекрушении расстреляли в лагерях

В тот злополучный рейс отправились около трех десятков россиян. Из-под Ростова-на-Дону целая партия крестьян переселялась в Уругвай. Там их уже ждали родственники. Некоторым удалось спастись, и они благополучно добрались до Америки. Но спустя 17 лет, стосковавшись по родине, вернулись в СССР и вскоре были расстреляны.

С ростовскими крестьянами на нижней палубе в третьем классе плыл и осетинский парень — Мурзакан Кучиев. Ему повезло: перед самым столкновением корабля с айсбергом он вышел на верхнюю палубу. Когда началась паника, осетин содрал спасательный жилет с кого-то из людей и кинулся в воду. Там он нашел стул, взгромоздился на него и так и плавал, пока почти окоченевшего его не подобрала спасательная шлюпка с парохода «Карпатия». На этом же судне в Америку доплыл и казак с Кавказа Михаил (фамилия его не сохранилась). Он смог продержаться несколько часов в ледяной воде. В Штатах он разбогател и в 1914-м вернулся домой. Но в 1930-е Михаила сослали в Сибирь, где он и пропал.

Были на «Титанике» также эстонцы, армяне, евреи — все с российскими паспортами. Петербуржцев на борту лайнера оказалось трое. Двое из них по происхождению были англичанами, но уже давно обрусевшими. Артур Джи возглавлял шлиссельбургскую мануфактурную фабрику, в Питере прожил больше тридцати лет. Его путь лежал в Мексику, где Джи хотел развивать свой бизнес. Вторым был мистер Смит — агент по продаже американских и английских стальных изделий. В Петербурге он уже успел обзавестись семьей. Оба они ушли на дно.

У третьего петербуржца с «Титаника» была реальная возможность спастись. Но он благородно уступил место в шлюпке женщине. Михаилу Михайловичу Жадовскому шел 69-й год. За плечами у него были сражения Русско-турецкой войны. Отставной капитан, он некогда служил в 4-м лейб-гвардии стрелковом Императорской фамилии батальоне. Его отец — генерал Жадовский — жил на Дворцовой набережной, в доме 24. У Михаила Михайловича имелись жена и четверо сыновей, также военнослужащих. Но дела отставного офицера, видимо, складывались не очень благополучно. Иначе зачем бы он согласился подработать на «Титанике» кассиром.

Во время кораблекрушения Жадовский имел полное право, захватив кассу и документы, сесть в лодку и спастись. Уже стоя у борта, он отдал деньги боцману, занявшему место в шлюпке, и сказал: «Я останусь вместе с капитаном. Мне уже 68 лет, и жить все равно осталось немного, а деньги и без меня будут доставлены по назначению». Свое место он уступил француженке Жозефине де Латур. Она выжила, и спустя несколько месяцев после трагедии один из сыновей Михаила Жадовского получил от нее письмо, в котором и были описаны последние минуты жизни русского офицера, кассира с «Титаника».

В Петербурге сейчас живут родственники этого отважного человека. О его истории они знают немногим больше, чем было сказано в письме Жозефины.

— В советские годы вообще многие Жадовские говорили, что просто однофамильцы с тем человеком, как-никак он был офицер, дворянин. И о нем старались не вспоминать, — объяснил Иван Жадовский «МК в Питере».

КОМУ ТРАГЕДИЯ, А КОМУ ДОХОД

Гибель «Титаника» — как повод пополнить казну

Благодаря «беспроволочному телеграфу» Маркони, установленному на «Титанике», о том, что случилось в Атлантике в ночь на 15 апреля 1912 года, мир узнал почти сразу. Человечество было в шоке. «Титаник», который объявлялся первым в истории судном, непотопляемым ни при каких условиях, камнем пошел ко дну спустя всего 2 часа после столкновения с ледяной глыбой, унеся с собой более полутора тысяч жизней. Это было не просто кораблекрушение, это было крушение надежд. Катастрофа развеяла миф о непогрешимости мировой индустриальной мощи, о том, что человек способен подчинить себе дикую природу. «Люди всегда будут оплакивать гибель «Титаника» как одну из величайших трагедий в истории», — писала тогда лондонская «Таймс».

Добавить комментарий